Встать, суд идет!

Встать, суд идет!

О работе суда в последнее время снимают сериалы и телешоу, которые очень популярны среди россиян. Зрители видят судебные заседания «во сей красе», где кипят нешуточные страсти, процесс проходит быстро, тут же выясняются все обстоятельства дела и выносится приговор, а в центре всегда судья. Те, кто не сталкивался с судом в реальной жизни, считают, что именно так и происходит. Они правы и не правы одновременно. Страсти могут бушевать, а случается, что процесс проходит тихо и спокойно, заседание может затянуться или быть быстротечным. Все зависит от совокупности обстоятельств. Неизменным остается одно – в центре заседания судья. В центре нашей статьи тоже судья, Знакомьтесь – Анатолий Викторович Кузьмин. Итак, встать, суд идет!

Откуда берутся судьи? Вариантов ответов множество, но, пожалуй, не часто услышишь, что путь в эту профессию человек выбрал после того, как в 1985 году совершил правонарушение. Пускай мелкое, но все же... Другой человек  переходил дорогу в неположенном месте, его остановил сотрудник «Нарушаете… Ваши документы...» У Анатолия на тот момент был при себе был только военный билет. Солдат на днях вернулся со службы в армии. Слово за слово, сержант предложил парню пойти работать в милицию.

На тот момент профессию я еще не получил Управление внутренних дел? А почему бы и нет – рассудил Кузьмин и устроился в Читинское ОВД.

Молодой парень работал в ГАИ до 1988 года, затем переехал в Усть-Илимск, где ему достался сложный участок – расследование уголовных преступлений. После нескольких лет службы в УВД Анатолию Виктровичу предложили вступить в судейские ряды. Предложение стало для него большим сюрпризом. Рядовой следователь –  и вдруг судья, неожиданно! Тогда Кузьмину казалось, что данная профессия требует специального образования, вплоть до ученой степени. Он все же согласился. Прошел подготовку, квалификационную коллегию судей, сдал успешно экзамен. С тех пор, с 1997 года, по указу Президента Анатолий Викторович является судьей.

С чего началась его деятельность в суде? С угона. А точнее с разбирательства дела в отношении несовершеннолетних угонщиков. Поскольку ребята были ранее не судимы, новоиспеченный судья вынес приговор в виде лишения свободы условно. Наставник Кузьмина заместитель председателя по уголовным делам  М. А. Шейко посчитал, что теперь он может работать самостоятельно. Анатолия Викторовича бросили в «самое пекло». Кадров не хватало, а преступность в то время процветала, так что работы было с избытком. В сейфе Кузьмина дела накапливались с молниеносной скоростью, и вскоре их стало больше сотни. Приходилось трудиться практически круглосуточно, засиживался за делами до 4 часов утра. Временами количество дел уменьшалось, наступало небольшое затишье, а затем прибывали другие. Настоящая круговерть и очень хорошая школа. По истечении нескольких лет он с этим как-то сработался. За свою 15-летнюю деятельность в суде Анатолий Викторович затрудняется подсчитать количество рассмотренных им дел, но точно не меньше трех тысяч.

При таком потоке дел наверняка работа превращается в рутину? Анатолий Викторович считает, что это ошибочное мнение. Каждое разбирательство – новый этап в его профессиональной деятельности. Разные люди, судьбы, нюансы, ситуации... Словом, дела никогда не похожи друг на друга.

– А в общем, работу надо любить. Даже самую тяжёлую. Тогда она не превратится в пытку, – считает Кузьмин.

В первые годы деятельности Анатолий Викторович, как правило, разбирал кражи, хулиганство, угоны, грабежи и т.п. Так что интересной в плане содержания дел его работу не назовешь, зато какой приобрел опыт. Громкие процессы Кузьмин стал вести, когда на него возложили дела особой важности: убийства, преступления против половой неприкосновенности. Именно тогда он выносил самые жесткие приговоры в своей практике. По 12 лет получил и двое убийц-каннибалов за то, что убили своего собутыльника и в течение нескольких дней отрезали от трупа куски плоти и ели. Преступление было зверским, злоумышленники – настоящими отморозками, поэтому дело стало резонансным. Конечно, 12 лет за такое злодеяние – наказание мизерное, но судья обязан действовать в рамках закона. Запомнилось Кузьмину еще два дела в отношении педофилов (один из них был отцом ребенка). Здесь приговоры тоже были сравнительно жесткими: до 16 лет лишения свободы.

Говорят, судья, чтобы принять справедливое решение, должен быть беспристрастным, но как это возможно, когда практически ежедневно сталкиваешься с горем, обидами, ненавистью, злобой, пороками. Как быть беспристрастным к тому, кто, например, насилует детей, убивает родных или калечит друга?

– С начала ознакомления с обстоятельствами дела и потом на процессе я абстрагируюсь от личностей как обвиняемых, так и потерпевших, – поясняет Анатолий Викторович. – Для меня важны только доказательства и факты.

Действительно, в зале суда можно встретить разных людей. Иногда процесс они превращают в шоу: кто-то бьется головой о решетки, кто-то, мягко говоря, громко изъясняется, причем далеко не литературным языком. Однажды, давно, обвиняемый пронес в зал заседаний самодельное оружие и начал стрелять. Все обошлось, но опасность в работе судей всегда присутствует. Обвиняемые или родственники могут пытаться давить на судью или мстить. В профессиональной деятельности Анатолия Викторовича несколько лет назад произошел такой случай: правоохранительные органы сообщили, что на судью готовится покушение (на тот момент Кузьмин разбирал дело в отношении местных криминальных авторитетов). Насколько данная информация была достоверной, сказать трудно, но его в течение месяца охраняли. К счастью, никто не напал, не попытался причинить вред Процесс прошел без осложнений, преступники понесли наказание.

Так что работа судьи – это где-то опасность, обязательно собранность, знание законодательства, умение его применять и многое другое, но самое главное, по мнению Анатолия Викторовича Кузьмина, судья должен понимать, что его устами говорит закон, а это большая ответственность.

Нина Нифанова

Нифанова, Н. Встать, суд идет! // Усть-Илимская правда. – 2012.– 5 дек. (№ 49). – С. 3.