СтатьяУсть-Илим – моя судьба

Татьяна Сафиулина

Воспоминания начальника Управления культуры города Усть-Илимска Татьяны Сафиулиной из книги: Культура и время.  Усть-Илимск/ [авт. предисл. Т. Г. Сафиулина ; авт. фото Е. Лобанов, П. Чмыхов, Е. Курило]. - Иркутск : б. и., 2008.             

Усть-Илим – моя судьба

Вы верите в судьбу, ее предназначение? Для меня, наверное, Усть-Илим - моя  судьба, и счастье, и несчастье, все вместе. Давным-давно, в детстве, у меня была любимая игра - мы с подружками забирались под стулья, накрытые одеялом - то была наша «палатка», - и пели песню про Усть-Илим, она тогда только-только появилась в эфире. Кто бы знал тогда, что мечта станет явью, и я не только приеду на  Усть-Илим, но и сделаю все, чтобы прославить его в новых замечательных песнях! Воистину, навсегда нас с тобою судьба повенчала, мой Усть-Илим!

В УСТЬ-ИЛИМСК я приехала в 1981 году. Незадолго до этого работала  в Ангарске, откуда меня направили в  этот город. Предполагалось, что займу кресло директора строящегося Дворца культуры энергетиков, с тем меня наш обком профсоюза и направил. Но тогда я не знала о проблемах, связанных с назначением директоров, тут были свои претенденты. Узнав  об этом, я  тут же изменила свое первоначальное решение. Никогда не стремилась к руководящему креслу, не шла к карьере, проходя через людские судьбы и ломая им жизнь. К тому же, те люди, которые тогда работали в культуре Усть-Илимска, вызывали искреннее уважение. В те времена и на самом деле здесь были настоящие «зубры» - Г.Н. Артеменко, Г.В. Золотова, талантливые люди - супруги Татьяна и Владимир Тимофеевы, приехали молодые Орловы… Строительство Дворца с большой верой в его лучшие времена курировала моя однокурсница Зинаида Чайковская. Мне предложили должность культорганизатора в клубе профкома лесопромышленного комплекса. Хорошо помню свои первые впечатления от встречи с городом, которому было суждено стать моей судьбой. Помню, как я «летала» по Усть-Илиму - все рядом, как говорят, «под рукой». После Ангарска, с его дальними поездками из микрорайонов, Усть-Илим показался мне «раем  небесным». Кстати, свое мнение я не изменила до сих пор.

Разумеется, к моменту приезда в этот замечательный город, я была уже руководителем с приличным стажем, а здесь пришлось начинать все с начала. Никогда не забуду один эпизод. Я всегда «работала Снегурочкой» - маленькая, беленькая, юркая. А за год до меня Снегурочкой была молодая восемнадцатилетняя красавица Наташа Купцова. Не зная стереотипа Снегурочки в новом для меня городе, я легко отыграла привычную для меня роль. А после окончания очередной елки прихожу в общежитие на вахту за ключом и слышу разговор.


Новогодние праздники 1981 года

- Ты  была  на  елке  в  спорткомплексе?
- Да.
- Ну и как, понравилось?
- Хорошо, только Снегурочка такая старая!

Стоит ли говорить, что та роль Снегурочки стала для меня последней! А было-то мне тогда всего 28 лет, да и выглядела я гораздо моложе!

Ну, разумеется, роль Снегурочки была просто временным отвлечением от основного занятия. В те годы были популярны вечера Валентины Леонтьевой «От всей души». Эта форма ведения вечеров была очень близка мне. Я любила и искренне верила в людей, о которых говорила со сцены (кстати, со многими из них мы и до сих пор встречаемся и раскланиваемся).


Вечер  трудовой  славы, 1982 год

После демократичного Ангарска политизированный Усть-Илимск с его консервативными устоями мне был не очень понятен и близок. К примеру, я полдня потратила на убеждение заместителя генерального директора ЛПК в том, что можно сделать открытие ДК «Ровесник» без традиционного президиума. Хотя, надо сказать, мне всегда везло и с людьми, и с коллективами, и с работой, и с руководителями. Не могу не вспомнить о людях, которым многим обязана.

Виктор Николаевич Семенов - генеральный директор лесопромышленного комплекса… Первое впечатление - цепкий, внимательный взгляд, умение мгновенно оценивать обстановку и принимать единственно верное решение - таким он навсегда останется в моей памяти. Я многому у него научилась. В те годы я и не могла знать, как буду стараться подражать ему в организации и проведении деловых встреч, совещаний, в его умении четко определять задачи и находить механизм их решения, и самое главное, как объяснить все это команде и увлечь ее за собой. Но как человек команды, и он не всегда мог помочь мне в некоторых, порой анекдотичных ситуациях.

К примеру, готовим мы вечер трудовой славы. Это чрезвычайно политизированное мероприятие, где проверяется каждое слово, каждая фраза. А в то время очень трудно было достать хорошие тексты стихов, необходимые по сценарию. Ситуация усложнялась тем, что тогда шла активная антиалкогольная кампания, и слова про всякое такое были неприемлемы. Я долго искала стихи, и надо же мне было найти именно эти слова Р. Рождественского: «Труд правит миром, он пьянит, как брага...», ну и т.д. Прихожу в партком утверждать сценарий пролога, а мне заявляют:

- Вы что? Срочно убрать про брагу!
- Не  могу! Это же не я написала, а Рождественский!
- Все равно уберите!

Я  ехидничаю: «А как же быть с Пушкиным? Как там у него в школьной  программе: «Выпьем с горя, где же кружка?..». Мне авторитетно заявляют: «Про школьную программу пусть у образования голова болит».

В ТО ВРЕМЯ не было не только Дома культуры, но и даже городского актового зала, куда можно было не только сходить на концерт, но и просто посмотреть фильм, тогда еще ходили на просмотры семьями. И Виктор Николаевич Семенов принял решение о строительстве актового зала - маленького Дома культуры под титулом «Хозблок». Ввели его осенью 1982 года в рекордно короткие строки – ведь он был очень нужен молодому городу! Востребованность его била все рекорды.

После открытия Дома культуры мы, работники культуры, стали самыми «нужными» людьми, состоявшими  «при  дефиците». Невозможно было купить билеты на самый обычный, некассовый фильм, чего уж говорить о премьерах!

Много в то время здесь работало замечательных людей. Был у нас «лучший завхоз всех времен и народов» - она добывала все, что можно было представить в самых безудержных режиссерских фантазиях. Это Любовь Федоровна Насонова… Был прекрасный костюмер – Надежда Константинова. Был строгий и требовательный директор – Галина Васильевна Золотова. Жалею, что немного довелось с ней поработать – ее бескорыстию, принципиальности учиться бы нам всем и учиться...

Но более всех судьба связала меня с Ириной Анучиной (Летуновой). В ней подкупало многое - искренность, порядочность, честность, самоотверженность – то есть все то, что я всегда ценила и буду ценить в людях. Фундамент нового Дворца был заложен еще до моего приезда, но как-то все не было возможности его построить. Строили жилье, промышленные объекты, а он все ждал своей  очереди. Наверное, наш «Ровесник» с его востребованностью ускорил строительство нового Дворца. Галина Васильевна Золотова ушла куратором нового ДК, а я осталась в «Ровеснике».

Мы тогда проводили смотры предприятий, каждое подразделение ЛПК готовило свою программу, а жюри подводило итоги. Моим предприятием было УЖКХ, и основная борьба разворачивалась между УЖКХ и целлюлозным  заводом. Страсти кипели круче, чем на спортивных аренах. Дело доходило до семейных разборок. А как иначе, если я готовлю конкурсную программу УЖКХ, а мой муж работает на целлюлозном заводе! Эта традиция конкурсных вечеров предприятий перешла за нами из ДК «Ровесник» в ДК «Дружба». Нашей фантазии и фантазии работников ЛПК не было предела.

К примеру, конкурсная программа, посвященная 70-летию Октябрьской революции, начиналась уже на улице. Горели костры, кипели на кострах чайники, всем предлагали «чай с мороза», играли гармошки. «Красноармейцы» с самодельными ружьями проверяли у всех пропуска, по фойе стройными рядами ходили солдаты, матросы. Массовки были впечатляющими. В них участвовали все работники предприятий. Конечно, все было только на «энтузиазме». Времени для репетиций не было, и репетировали ночами.

СТРОИТЕЛЬСТВО нового Дворца культуры шло медленно и трудно. После закладки фундамента был длительный перерыв, помню, этот фундамент посетил даже Б.Н. Ельцин. Правда, особых перемен его визит не принес, кроме разве того, что изменил судьбу некоторых уважаемых мной людей - ну, как говорится, лес рубят – щепки летят.

Этот новый Дворец,  в конце концов, шел к своему открытию. Надо сказать, что проект, на мой взгляд, был не очень удачным для такого города, как Усть-Илимск. Условий для работы коллективов не было – мало классов, помещений для занятий, это мы и тогда, как специалисты видели. Но нас в то время не очень спрашивали.

Справедливости ради стоит сказать, что Виктор Николаевич Семенов для этого Дворца  делал все – улучшал отделку, разрешал превышение стоимости за счет уникального панно, не возражал против изменений проекта. Однажды, узнав о пожаре в еще строящемся здании, он фактически спас его.

Он же утвердил в 1995 году на должность директора Александра Семеновича Редькова. Невозможно не оценить те неограниченные возможности в формировании кадров нового  ДК, которые были даны Александру Семеновичу. Самостоятельное формирование штатного расписания, приглашение специалистов с предоставлением им квартир. Сегодня в это с трудом верится, но это было на самом деле!

Весь коллектив ДК «Ровесник» перешел в ДК «Дружба». Я же тогда перешла на должность заместителя директора. Хорошо помню открытие Дворца. Его готовили в то время, когда там еще шли строительные работы. И само открытие тоже было не простым. Торжество было назначено на 30 августа 1986  года.

Оно начиналось с площади ДК, потом разрезалась ленточка, и все мы входили в фойе. Следом шла экскурсия по залам ДК, и затем официальная часть. На сцене были накрыты столы для традиционного усть-илимского президиума. Я вошла в зал взглянуть на последние приготовления, и вдруг!!! Этого никто не ожидал. Пожарная охрана решила проверить еще раз работу системы противопожарной безопасности сценического оборудования, кто-то из участников эксперимента нажал на какую-то кнопку, и сверху буквально изверглись потоки воды – система сработала! Президиуму просто повезло.  В тот момент, когда почетные гости вечера - строители, работники ЛПК, руководство должны были сидеть прямо под напорами воды, они просто задержались на экскурсии…

Но техничкам и всем остальным хватило по полной программе. К чести организаторов, никто тогда ничего не понял. Тогда я впервые оценила умение нового директора не впадать в панику.

Дворец культуры в те времена финансировался из двух источников – за счет средств дирекции строящегося ЛПК и профсоюза ЛПК. В профсоюзной организации состояло тогда около 32 тысяч работников ЛПК, включая леспромхозы, и это была очень мощная организация. Всех нас принимали на работу в профсоюзном комитете, именно от него зависело существование соцкультбыта – он содержал культуру, спорт, профилакторий, многие  другие  объекты.

Основу всего этого заложил работающий в то время председателем профкома Александр Павлович Тарасов – талантливый организатор, пользующийся огромным авторитетом и среди рабочих, и у руководства ЛПК. Но ко времени моего приезда он уже работал заместителем генерального директора ЛПК, и всю свою энергию направлял на благоустройство города и развитие подсобного сельского хозяйства «Ангара». Все помнят знаменитые тарасовские субботники по уборке улиц города, сбор сучков на полях ПСХ и сенокос. Субботники по уборке города проходили еженедельно. У каждого учреждения – своя территория, а в теплое время года ездили на поля убирать сучки. Но самым  тяжелым для нас был сенокос. Летом все в отпусках, а на каждое учреждение – своя норма.

Косить у нас было некому – одни женщины. Выручал звукооператор Валерий Акушевич. Эту траву мы рвали руками и возили на волокушах. Ее еще надо было найти по обочинам дорог. До сих пор, когда летом еду на ЛПК,  смотрю, какая же высокая трава сейчас по обочинам! Нам бы в то время такую!

Те же требования предъявлялись и к посадке деревьев на проспекте Мира. А.И. Шеслер и А.П. Тарасов были категорически против тополей – мы сажали рябину, сосны, ели. Светлая им память за все, что они сделали для города!

Наряду с администрацией ЛПК профсоюз, как я уже заметила, играл в нашей судьбе «главную скрипку». На работу меня принимал Борис Николаевич Кулижников. До сих пор с большим уважением отношусь к этому  человеку. Очень многим помог мне Валерий Федорович Подилько. Но ближе всех судьба свела меня с Виталием Борисовичем Горбачевым – он пригласил меня на работу своим  заместителем. Я стала одним из его четырех  заместителей. В одной команде со мной работали Геннадий Иванович Бойко, Николай Александрович Горелов, Виктор Николаевич Долгов. Спустя многие годы я смогла по-настоящему оценить опыт, который приобрела в те годы.

С уходом В.Б. Горбачева пришедший ему на смену В.А. Лукин имел собственное мнение по структуре профсоюза – при нем профсоюзные организации стали приобретать самостоятельность, начался процесс децентрализации, объекты соцкультбыта стали передавать крупнейшим организациям. Я решила не ждать сокращения. В октябре 1990 года мне предложили должность заведующей отделом культуры, появилась вакансия - Наталья Васильевна Зобова уезжала в другой город, я приняла приглашение.

В СЕТИ государственных учреждений  культуры в Усть-Илимске тогда была централизованная библиотечная система и четыре школы – две музыкальные и две  художественные. Культурные традиции молодого города рождались благодаря многим  замечательным людям. Много сил и энергии по созданию и развитию учреждений культуры было отдано заместителем председателя исполкома Ниной Михайловной Прокопенко и заведующей отделом культуры Маргаритой Саркисовной Федотовой.

Председателем городского Совета народных депутатов был в 1990 году Виктор Филиппович Полещук, а председателем исполкома – Анатолий Анатольевич Дубас. В период моего назначения было доевластие – не были четко разграничены обязанности, мне трудно было понять, кто мой начальник. Этим я самым бессовестным образом порой пользовалась – если отказывал один, шла к другому. Но так продолжалось недолго – сессия городского Совета передала полномочия А.А. Дубасу.

Помню, на одной из сессий он предложил, чтобы председателя исполкома называли мэром. Над ним потом долго смеялись. «Ну, ты еще председателя облисполкома назови губернатором!». Еще он предлагал на печати вместо герба СССР поместить двуглавого орла, это тоже воспринималось, как шутка, пока не произошло на самом  деле.

Вообще, шуток и юмора в нашей работе было предостаточно, присутствовал полный демократизм, не было субординации, но при этом никто не позволял себе оскорбить или незаслуженно обидеть друг друга. В то время у нас был очень дружный коллектив и многие, несмотря на трудности, с теплом вспоминают девяностые годы. Не было принято искать крайних и виноватых, переваливать свои ошибки на других, если  виноват – отвечай сам.

К ЛЕТУ 1991 года появилась первая программа развития культуры. В связи с изменением структуры мы именовались тогда комитетом по культуре. Впервые свое видение дальнейшего развития культуры я изложила в интервью в газете «Усть-Илимская правда». Она до сих пор сохранилась. Называлась она «Проблем еще много». Спустя много лет начинаю думать, что это название путешествует со мной все эти годы. Что бы ни сделано, все равно «проблем еще много». Приведу несколько цитат из этой статьи. Моя  фраза: «Комитет начал свою работу с изучения анализа ситуации культуры в городе... У нас должны быть музей, выставочный  зал, парк, профессиональный театр…». Все это было сказано в 1991 году, и газета прокомментировала: «Все  эти планы выходят, откровенно говоря, за рубеж 2000 года». Да я и сама понимала, что это нереально, и решила начать с главного, хотя, судя по прошедшему, многое сбылось еще до 2000 года.

Моей мечтой было открытие в нашем городе музея. Многие тогда меня не понимали: «Зачем музей, ведь город еще молодой!». На что я неизменно отвечала, что с музеем мы и так опоздали – многое уже утеряно. Тогда на ЛПК был музей трудовой славы, и когда начался процесс распада комплекса на самостоятельные предприятия, он стал не нужен. Единственное, что нам удалось сделать, - собрать уцелевшие экспонаты. Они до сих пор хранятся в городском музее.

Но помещения для музея не нашлось, и не было возможности их поместить в достойное для них место. Тем более, что в стране начались перемены – рушилась годами созданная система, прекратила свою деятельность КПСС, закрывался горком партии. Многие руководители остались без дела.

Ко мне на работу попросилась Наталья Васильевна Волкова, второй секретарь горкома КПСС. Я предложила ей вместе создавать музей, но ей ближе была идея открытия в городе выставочного зала. Еще раз убеждаюсь, как многое в этой жизни решает личность! Согласившись с ее предложением, ни разу о том не пожалела. Вместе нам стало легче. Вся проблема была в отсутствии помещения.

Мы обивали пороги в исполкоме, делегацией ходили к Анатолию Степановичу Юнцеву. Пресса в газетах развернула мощную кампанию о необходимости открытия в городе выставочного зала, в полемику включились и сторонники, и противники идеи. Кстати, сторонников было намного больше. В общем, общественное мнение к открытию зала было уже сформировано, а помещения все не было. Варианты находились, и я уже готова была с ними согласиться, но все они были на окраине города и Наталью Васильевну не устраивали. Только потом, спустя многие годы, я поняла, как она была права!

Помог случай. В период всеобщей разрухи и перехода на хозрасчет стал испытывать огромные трудности с содержанием помещения книжный магазин «Буревестник» и коллектив предложил нам часть своего помещения. Свершилась историческая справедливость – ведь именно там, в первом доме на проспекте Мира и был поначалу по проекту выставочный зал - художники даже ходили на строящийся объект и вносили свои коррективы. Потом это помещение вдруг отдали под агентство аэрофлота, затем под сбербанк, а нового так и не выделили.

Невозможно описать, как нас обрадовал этот неожиданный подарок! Не меньше нас был, наверное, доволен и А.А. Дубас – ведь мы не давали ему никакого покоя! Он потом, спустя многие годы, скажет: «Я  наконец-то понял, как работать с Сафиулиной, она много не просит, а то, что просит, лучше сразу отдать, и будешь жить спокойно».

Как бы там ни было, но свою половину зала мы получили. Нужно было поставить перегородку, правдами-неправдами достали кирпич, раствор. Помню, приезжаю на «стройку», сидит Волкова, несчастная! Что-то в очередной раз не ладится, а до открытия осталось всего ничего. Но «товарищи по партии» ее не бросали, и как раз приходит машина с пиломатериалом, отправленная В.С. Шелудько. Говорю ей: «Вот видишь, не все так плохо!». И в самом деле, обстоятельства складывались в высшей степени благоприятно.

Открытие зала состоялось 4 июня 1992 года, и это был такой  праздник! Приехал начальник управления культуры Иркутской области Владимир Михайлович Лапенков, человек, сделавший для культуры Усть-Илимска очень и очень многое, с его именем связан и музей, и школа народных ремесел. Он подарил рояль и привез с собой артистов Иркутской филармонии - Бориса Изаксона и Владимира Кузьмина.

Это задало всей работе выставочного зала такую высокую планку, ниже которой позже уже невозможно было опуститься. В зале стали проходить концерты с участием солистов Иркутской филармонии, выставки. Именно там состоялась встреча с А.И. Солженицыным. В последствие он дал высокую оценку культурному потенциалу молодого сибирского города.

Наш выставочный зал (сегодня это картинная галерея) был и остается востребованным, он сразу стал центром, где собираются любители живописи, классической музыки, художественной фотографии. Все фондовые коллекции были сформированы только за счет спонсорских средств, платных услуг, безвозмездных пожертвований. Конечно, Наталья Васильевна Волкова приложила просто массу героических усилий к формированию «золотого запаса города» - фондов картинной галереи. Сегодня эти фонды – гордость нашего города.

Конечно, одного зала было недостаточно, и в 1995 году Юрий Федорович Федотов, легенда Усть-Илимска, первый руководитель исполкома, передал, будучи в то время председателем комитета по имуществу, еще один зал для выставочного зала, благодаря которому удалось обеспечить возможность хранения фондов, самые необходимые условия для работы коллектива и значительно расширить выставочные площади. И тогда, с передачей этого помещения, наш выставочный зал получил возможность повышения своего статуса – он стал именоваться картинной галереей. Сегодня уже невозможно представить работу  одного зала без другого – это единое целое.

ОТКРЫТИЕ школы народных ремесел осенью 1992 года прошло менее заметно, значение этого события мы смогли оценить лишь несколько лет спустя. В 1990 году в городе был клуб по месту жительства, там под руководством талантливого мастера-берестянщика Александра Владимировича Зоткина, был кружок плетения из бересты. В то время в связи со всевозможными реорганизациями несколько молодых архитекторов – Татьяна Кочмина, Елена Михеенкова, Татьяна Бузина оказались без работы. И у них вместе с А. Зоткиным появилась мысль открыть на базе кружка школу народных ремесел.

Я к этой идее отнеслась скептически, и чтобы не отказывать так уж сразу, предложила им написать программу обучения и положение о школе. Через неделю они появляются, я начинаю просматривать подготовленные документы и понимаю, что идея не так уж и плоха. Прошу разрешения у А.А. Дубаса, он не возражает, и я открываю эту школу своим приказом. И за это хулиганство получила по полной программе от финансового управления. Но школа уже работала, и для исправления этой авантюры было издано Постановление председателя исполкома, узаконившее уже свершившийся факт.

Невозможно передать, насколько трудным был процесс становления этой школы! Стало остро не хватать помещений, ведь к нам пришло много детей, которых не взяли в девятый класс, и они оказались на улице.

В это время город переживал тяжелейшие времена – месяцами не выдавали зарплату, закрывались предприятия, упала рождаемость и стали закрываться детские сады. Один детский сад, состоящий из трех деревянных зданий, и передали школе ремесел. Но работать с деревом без станков было невозможно. В очередной раз выручил А. Дубас.

Где-то на Украине он договорился о поставке деревообрабатывающих станков, их долго ждали, и наконец они пришли. На планерке он неосторожно сказал: «Они складированы там-то, забирайте, кому надо». Нам оказалось нужнее всех, поэтому когда за станками приехали другие, забирать было нечего. Но именно этим станкам и обязана школа своими сегодняшними объемами и успехами.

 Деревянные здания были малопригодными для такого рода занятий, а сады все закрывались. И уже в 1997 году нам очень помог Виктор Васильевич Дорошок, ставший тогда мэром города. С его помощью мы не только переехали в другое помещение, но и провели полную реконструкцию здания в соответствии со всеми требованиями пожарной безопасности и даже со строительством бункера для отходов.

Переезд на правый берег был грандиозным. Мы перевозили имущество на более чем тридцати грузовиках, а  для транспортировки гаражей пришлось даже закрывать мост через Ангару. Школа ремесел разделила помещение с художественной школой, так и живут они теперь вместе, а теперь еще и в составе одного учреждения – школы искусств № 2.

Вообще, 90-е годы стали для всех годами больших перемен. Это было трудное время – инфляция «довела» зарплаты наших работников до миллионов. Отпускные получали в целлофановых пакетах. Иметь живые деньги было тогда большим счастьем, ведь зарплату по всей стране задерживали. Тогда была принята система взаимозачетов.

Выстраивалась цепочка: предприятие А должно предприятию Б, а предприятие Б должно бюджету. Можно было эти долги выбирать продукцией предприятий.

Так, по предложению А. Дубаса, за несколько дней до нового, 1995 года, мы оформили взаимозачет с лесопромышленным комплексом на очень большую сумму, организовали группы из работников наших учреждений культуры по вывозу и разгрузке материалов и приобрели большое количество стройматериалов, мебели, хозяйственных товаров.

 Под конец, разгорячившись, взяли даже грузовик, который потом очень долго не могли продать. Но остальными материалами вся культура пользовалась много лет, вызывая головную боль у нашей бухгалтерии, как поделить все это по разным учреждениям с самостоятельными балансами.

В ЭТИ годы Усть-Илимская ГЭС и Усть-Илимский ЛПК отказались от соцкультбыта, и Дворцы культуры перешли на хозрасчет. И если «Иркутскэнерго» финансировало хозяйственное содержание, то «Дружба» была на полном хозрасчете два года. Сократились штаты, не проводился ремонт, появились огромные долги. Стало ясно, что еще немного, и Дворцы культуры дойдут до полного разрушения. Тогда, в 1994 году, было принято решение взять их на бюджетное финансирование. Позднее, в 1995 году, в систему ЦБС перешла и библиотека профкома ЛПК. И когда сегодня говорят, что культура может жить в нашем   маленьком городе самостоятельно, без финансовой поддержки, я вспоминаю те годы. Возможно, что сможет, но это будет не культура. Пусть научат меня, работника культуры с немалым стажем, как сделать хозрасчетным хор ветеранов или народные ансамбли «Сибирь» и «Русская песня», как вернуть затраты на проведение Дня Победы, праздника города, проводов зимы... Если городу это нужно, то он будет компенсировать затраты на проведение этих мероприятий.

В 2003 году, не зная, что делать с разрушенным ДК им. И.И. Наймушина, администрация города предложила его предпринимателю Владимиру Сергеевичу Ташкинову. Он вложил в реконструкцию Дворца культуры огромные средства – сделал капитальный ремонт кровли, всего здания Дворца, изменил и сделал современным интерьер, сохранив при этом все лучшее, в частности, уникальное панно.

И туда, на левый берег, пошли зрители! Там появились интересные формы работы, Дворец словно возродился заново. Но спросите его, предпринимателя с огромным опытом работы, сколько собственных средств вкладывал и до сих пор вкладывает он в проведение некоммерческих мероприятий и содержание такого огромного здания в образцовом порядке? И это еще при том, что худо-бедно, но город выделяет кое-какие средства на проведение социально значимых мероприятий и содержание коллективов!

Тогда, в 90-х, огромную помощь оказывало нам областное управление культуры во главе с  В.М. Лапенковым. Он подписал договор намерений с А.А. Дубасом, что если мы находим помещение для музея, то область выделяет дополнительные средства. Но помещение все не находилось.

И вот однажды едем мы в автобусе на работу (исполком был тогда на левом берегу) и работники ОКСа мне говорят: «Татьяна, ты ищешь помещение для музея, а у нас скоро сдается детский клуб. Как клуб он никому не нужен, они уже везде закрываются. Говорят, там будет какая-то контора». В этот же день, посмотрев пристройку, я поехала к А.С. Юнцеву. До сих пор благодарна ему за то понимание, которое тогда у него нашла. Ну, а уж уговорить А.А. Дубаса было проще – имелся опыт.

Областное управление помогло нам с деньгами, прислали музееведов для строительства первых экспозиций. Строительство шло, вносились необходимые изменения в проект, формировалась команда. На должность директора я пригласила Н.В. Мишалкину, она работала заведующей детским отделом в ДК «Дружба». После долгих колебаний Наталья Викторовна согласилась, и именно ей музей обязан всем, что сегодня имеет – и имиджем, и фондами, и своими достижениями.

В отличие от картинной галереи, он открывался уже со своими фондами. Во-первых, это были остатки фондов от музея трудовой славы ЛПК, в придачу к ним город получил бесценный подарок от преподавателя школы № 9 Веры Сергеевны Михайловой. Долгие годы в экспедициях со своими учениками из деревень, попадавших под затопление, она привозила предметы сибирского быта, которые составили основу «черного зала». Эту коллекцию она подарила городу.

ОТКРЫТИЕ музея было намечено на октябрь 1993 года и было приурочено к областному семинару заведующих отделами культуры Иркутской области, а у нас не было никакого опыта по строительству экспозиции. Обратились с просьбой к Андрею Крюкову. Это замечательный художник, умеющий мыслить нестандартно. Мы ожидали чего-то необычного, но тот проект, который предложил Андрей, поверг нас с Натальей Мишалкиной в состояние шока.

Это была какая-то немыслимая конструкция посередине зала, на которой должны были размещаться предметы быта. «Это как взрыв Тунгусского метеорита, поднявшего с земли массу предметов, составляющих основу быта и уклада аборигенов», - пояснил Андрей. Почему он так видел это, не знаю. По его замыслу, предметы, представляющие этнографию Илимского края, должны быть подвешены на перекладинах и словно летать по воздуху. Вдобавок все должно было быть окрашено в черные цвета - стены, потолок... Но выхода уже не было, время поджимало. Решили принять это предложение.

Когда строители меня спросили, какого цвета будут шторы, чтобы подобрать колер на стены, я ответила: «Черные».
- Вы хотите сказать, что стены тоже будут черными?
- Да.
- А потолок? (пауза).
- Тоже черный.

Не знаю, что они подумали, но желание заказчика - закон. Краску мы привезли из Москвы, а ткань музейщики покупали в Усть-Илимске. Я тоже решила сшить к открытию музея новое платье.

И каков же был мой ужас, когда на открытии обнаружила, что мое платье сшито из точно такой же ткани, что и шторы в музее! Увы, выбор в магазине был невелик. Вот так «вся в черном» и родилась наша «черная комната».

Впоследствии мы не раз слышали слова восхищения такой необычной экспозицией. Тогда я еще раз убедилась, что специалистам нужно доверять.

Открытие музея было, как я уже говорила, приурочено к областному совещанию. Съезжались гости, специалисты по культуре со всей области. Мы постарались предусмотреть все - и показательные мероприятия, и создать условия для комфортного проживания гостей, отремонтировать наши учреждения. Финансирование совещания проходило за счет областного бюджета.

Все руководители и областная пресса прилетали на чартерном рейсе. Договорившись с аэропортом, в самолет загрузили напитки, бутерброды, разыскали даже дефицитное пиво. Тогда такой сервис был только за границей. Для каждого гостя на спинку кресла положили спецвыпуск газеты «Усть-Илимская правда», посвященный культуре. Газету печатали в Братске заранее, потому что она была двухцветная.

И вот после набора высоты гостям предлагают напитки, легкий ужин. В салоне возникло смятение – туда ли мы летим, случайно, ничего не перепутали? Им с гордостью отвечают: «Вы летите в Усть-Илим, а там гостям всегда рады!».

Но более всего, как они потом рассказывали, их поразило, что они летели 26 октября, а дата выпуска газеты, которая лежала у них на креслах - 27 октября…

В те годы мы не знали, что это впоследствии будет называться на языке менеджеров - «проведение мероприятий по формированию положительного имиджа города». Судя по результатам семинара, наш город мы представили достойно.

Вообще обращать внимание на имидж своей фирмы меня научил один неприятный случай. В первые месяцы своей новой работы в должности заведующей отделом культуры, в холодную зиму 1991 года, мой кабинет находился в деревянном здании рядом с исполкомом. Здание было старое, ступени обледенели, в кабинете холодно, сидели в валенках. Облезлые обои, на батарее – следы от сварки… И в этот момент ко мне в кабинет заходит интеллигентный мужчина, представляется администратором Московского театра и говорит: «Я, наверное, к вам зря зашел. Хотел предложить вам гастроли нашего театра, но по вашему офису вижу, что отношение к культуре здесь не очень... Извините».

Это было действительно так, и стало для меня уроком на всю оставшуюся жизнь. Потом мы с А.С. Редьковым, бывшим тогда депутатом городского Совета, сделали все, чтобы мне выделили кабинет в исполкоме. В исполкоме мы всегда и работали, пока в 2002 году не переехали в здание школы искусств, и там у нас тоже всегда было хоть не очень богато, но прилично.

В ЦЕЛОМ семинар получился  интересным, его кульминацией стало открытие краеведческого музея и библиотеки семейного чтения, которая расположилась в одном здании с музеем. За этот семинар В.М. Лапенков премировал нас с заведующей районным отделом культуры Е.А. Черепановой путевкой в Париж.

Познакомившись с творческим потенциалом нашего города, В.М. Лапенков организовал в Иркутске выставку наших художников, и там родилась идея проведения Дней культуры Усть-Илимска в Иркутске. Получив разрешение областного и местного руководства, мы вывезли в Иркутск в 1996 году для участия в празднике усть-илимской культуры около двухсот (!) человек - поэтов, журналистов, художников, библиотекарей, участников художественной самодеятельности. Хлопот всему областному управлению культуры мы доставили немало.

ОТКРЫТИЕ Дней культуры состоялось в драматическом театре им. Н. Охлопкова (сейчас это театр юного зрителя). Зрителей на открытии было немного, прошло оно довольно скромно, но без срывов, что само по себе уже было маленькой победой. Ситуация вскоре изменилась в нашу пользу. За несколько дней, когда мы проводили другие мероприятия -выставки, концерты, встречи с поэтами, у нас появилось столько друзей, что на закрытии проблемы со зрителями не было. Проходило оно на сцене музыкального театра с большим успехом. Программа была интересной, разнообразной, высокопрофессиональной для маленького провинциального города. Это событие осталось в нашей памяти как яркий праздник усть-илимской культуры в областном центре.

Праздники, к слову сказать, мы проводили тогда ярко, по безденежным временам даже непонятно, из каких средств. Выручали старые связи, да тогда и деньги не играли столь значимую роль, как сейчас.

На 20-летие города, в 1993 году, к нам приехал Вилли Токарев, и с ним тогда еще не очень известные Н. Бандурин, М. Вашуков. Погода была хмурая, а концерт звезд проходил на левобережном стадионе. Когда построили эстраду, решили с трех сторон накрыть ее пленкой, на случай дождя. По этому поводу Вили Токарев пошутил: «Я еще никогда не выступал в теплице». Но впечатление от встречи с этой группой остались самые лучшие. В. Токарев – очень интеллигентный, тактичный и эрудированный человек. В интервью, которое он дал нашему местному телевидению, очень тепло отозвался о нашем городе. Вечером впервые жители нашего города увидели грандиозный фейерверк, который мы заказывали в Москве, в Иркутске - тогда таких фейерверков не было.

50-летие Великой Победы в 1995 году тоже решили праздновать с большим размахом. Из бюджета города были выделены средства на приобретение квартир ветеранам, подарки, премии, дополнительно профинансировали проведение культурно-массовых мероприятий. Решили внести нечто новое и в оформление города.

Мне давно не давало покоя панно мрачно синего цвета «Мировая система социализма –путь к благосостоянию каждого», расположенное на здании узла связи, напротив кинотеатра «Яросама». Уже и эта мировая система приказала долго жить, а до замены панно все не доходили руки. Наконец-то представился подходящий случай.

Панно решили назвать «Салют  Победы» и вновь обратились к Андрею Крюкову. И был представлен эскиз – кремлевская башня, расположенная почему-то наискосок. Свою идею художники объяснили так: «Ну, город же молодой, этот рисунок сделан как бы рукой ребенка». А. Дубасу идея не понравилась, и вообще с кремлевской темой решили не рисковать. По этой же причине отвергли и предложение архитекторов, тоже с кремлевской башней, но изображенной уж в очень классическом варианте. Решили объединить две творческие группы. Спрашиваю В.А Шевченко, заместителя мэра по строительству и архитектуре:

- Ну что?
- Все нормально, эскиз нам понравился.

И вот, наконец, панно было готово, нас приглашают посмотреть. Технология изготовления тогда была насколько проста, настолько и громоздка – огромные листы оргалита, скрепленные между собой. На изготовление таких панно уходило по полмесяца, все делалось вручную. Творческие поиски происходили в ДК «Ровесник», туда мы с А. Дубасом и приехали.

То, что мы увидели, можно было назвать чем угодно, только не «Салютом Победы». Это был вихрь каких-то ярких геометрических фигур на голубом фоне - треугольников, ромбов, квадратов, кругов, трапеций, кубов... Все это по замыслу авторов должно было создавать ощущение праздника. Но ведь с помощью прессы весь город знал, что это панно в честь Дня Победы! Заданной теме это соответствовало при наличии большой творческой фантазии. Я говорю А. Дубасу:

- Не хотели «кривой Кремль»? Получите!

Нас горячо стали убеждать, что это весело, празднично, интересно. Ощущение праздника усилится, когда включится подсветка, и вечером панно засверкает. Мы забыли лишь о том, что в мае у нас начинаются белые ночи, и это панно в полном блеске сможет увидеть лишь заблудившийся послеполуночный прохожий. Да что убеждать, мы и сами понимали, что выхода нет, и изготовить новое панно просто по срокам нереально.

Наутро на администрацию обрушился шквал звонков. Только ленивый не высказал своего отношения к этому панно. Наверное, А. Дубаса настолько довели, что он прибежал ко мне в кабинет:

- Видели?
- Да.
- И что будем делать?

Я перехожу в наступление:

- Нет, ну «мировая система» висела, никто не замечал! Все равно же это лучше, чем то, что было раньше!

Кстати, всем, кто приезжал в наш город, это очень нравилось. Может и мы бы не так переживали, если бы не были связаны темой. Как бы там ни было, юбилей прошел, а панно еще долго радужным пятном светилось на фоне серого здания.

Мы тогда и представить не могли, что пройдет каких-нибудь несколько лет, появится новый закон о рекламе, и город преобразится до неузнаваемости. Все фасады домов на главной улице Мира будут обвешены разными «произведениями искусства», как например реклама - страшилка «Теле-2» и другие, что наше панно будет просто детской шалостью.

Сегодня наш центр – проспект Мира – невозможно сфотографировать для альбома, буклета – в поле зрения одна реклама. Но тогда мы все это не могли представить, и очень остро переживали свой политический просчет.

Но если это было скорее  исключением, чем правилом, то новогодними городками нам приходилось заниматься постоянно. Штаб по выполнению этих нелегких работ всегда возглавляла и до сих пор возглавляет мой заместитель Ирина Летунова. Она организовывает размещение муниципального заказа на конкурсной основе, проводит торги, на которых выявляются победители. Нельзя не отметить, что с каждым годом городки становятся все объемнее и интереснее. Заниматься этой работой интересно, хотя хлопотно и ответственно. Много городков и новогодних елок было за эти годы.

Пожалуй, только мы знаем, каких трудов стоит строительство и содержание снежных городков, и по-особому  воспринимаем все, что связано с ними. В 2007 году, к примеру, мы в условиях конкурса одним из основных поставили улучшение иллюминации новогодней елки, и это условие было выполнено. Но, к сожалению, ранее проложенный кабель не выдержал этой нагрузки, и перед Рождеством новогоднее освещение погасло. Жизнь – есть жизнь, и от аварий никто не  застрахован, главное – извлекать уроки из свершившихся нестандартных ситуаций, и принимать меры по их устранению.

Запомнился жителям нашего города и городок в 2000 году, когда руководство лесопромышленного комплекса во главе с Владимиром Николаевичем Батищевым подарило городу прекрасный ледовый городок. Но сказку быстро разрушили, а восстанавливать, как это бывало всегда в снежных городках, было некому, по этой технологии наши мастера еще не работали. Наверное, в скором времени будут у нас и ледовые городки, жизнь не стоит на месте. Многое у нас еще получится, только научимся ли мы беречь то, что сделано для себя же?

В 1997 ГОДУ А. Дубас подал в отставку, вслед за Ю.А. Ножиковым. Мэром города был избран В.В. Дорошок. За период совместной работы с Виктором Васильевичем мы общими усилиями сохранили все созданное ранее, более того, нам удалось открыть муниципальный театр драмы и комедии и ввести в эксплуатацию первую очередь детского парка.

Театр был открыт по просьбе самодеятельных актеров и их поклонников, да и по нормативам он должен был быть в нашем городе. Специально для нас в театральном училище г. Иркутска было открыто очно-заочное отделение, куда и поступили наши актеры.

Я не могу назвать театр ни самодеятельным, ни  профессиональным, он - муниципальный, он нужен городу, у него есть свой зритель. Сегодня рано говорить о каких-то огромных результатах и достижениях. Чтобы получить все это, нужны не годы, а десятилетия. Но свою задачу в формировании культурной среды города он, бесспорно, выполняет. Появляются замечательные спектакли, приглашаются режиссеры из других городов, увеличивается состав труппы. Необходимо отметить, несмотря на все, что было нами сделано по открытию театра, основную роль в его создании и становлении сыграл вдохновитель идеи – первый режиссер Евгений Анатольевич Пиндюрин.

Конец 90-х и начало 2000 года ознаменовались и серьезными изменениями в структуре музыкальных и художественных школ, в связи с получением лицензий всем им нужно было получить статус юридических лиц.

Поскольку художественные школы были небольшими, по настоянию наших финансовых органов было решено проводить реорганизацию, пять школ объединить в две. Не могу не сказать о руководителях этих школ.

Директором первой музыкальной школы была Таисия Вячеславовна Сигачева. Я пригласила ее на работу в 1993 году. Она тогда работала преподавателем и возглавляла профсоюзную организацию. Вспоминается первая с ней встреча - она, как профсоюзный лидер, довольно резко высказала свое несогласие со мной по вопросу выделения квартир. И хотя она была тогда, как сама потом призналась, не совсем права, мне понравилась ее убежденность и умение отстаивать свое мнение. Я назначила ее директором. Впоследствии из нее получился грамотный руководитель. Все конфликты, с которыми мне бесконечно приходилось разбираться в первой школе, с ее приходом постепенно сошли на нет.

Первую художественную школу возглавлял Геннадий Петрович Максаков. Он сумел создать в своем небольшом коллективе за долгие годы совместной работы замечательную атмосферу – коллектив был, как одна семья, и школа, особенно после переезда в новое типовое здание, была и остается для них родным домом.

Директором музыкальной школы № 2 была Светлана Федоровна Константинова. Ее умение работать с документами, основательность всегда вызывали огромное уважение. Замечательным художником и педагогом был и остается Владимир Игоревич Осипов, директор художественной школы № 2.

Школу народных ремесел возглавляла тогда Елена Николаевна Михеенкова. На ее долю выпали самые трудные годы становления школы, где было все – и пожары, и переезды, и формирование команды школы.

И вот в связи с реорганизацией большинство из них должны поменять должность директора на должность заместителя.

Самое трудное в работе любого начальника – необходимость принимать непопулярные решения, и мне пришлось это сделать, и приходилось делать еще не раз. Неприятно, что люди становятся  заложниками обстоятельств, и очень сложно порой объяснить, почему принято то или иное решение. Но было ясно одно – либо школы необходимо реорганизовывать, либо некоторые из них придется закрывать. Мы пошли по первому пути. И хотя не все нас тогда понимали, время показало, что решение было правильным.

Директора школ искусств – Марина Александровна Вагина и Таисия Вячеславовна Сигачева сумели сделать все, чтобы вывести школы в число самых лучших школ области. Решением аттестационной комиссии областного комитета по культуре в 2006 году обе школы получили высшую категорию.

М.А. Вагину мы пригласили на должность директора в 2000 году. Я благодарна ей не только за то, что ей удалось сплотить, подружить и научить работать совместно три таких разных коллектива, но и за помощь в проведении всех городских мероприятий. Ей приходилось быть и автором сценария, и режиссером, и ведущей многих городских праздников, возглавлять жюри конкурсов, оформлять выставки, словом, многое из того, что не входило в ее должностные обязанности. С ней всегда легко и приятно было работать.

НАЧАЛО 2000 годов запомнится всем нам еще и работой над совместным проектом –выпуском диска «Я пою о тебе, Усть-Илим!». Идея, как всегда, пришла неожиданно. Летом 2000 года, когда ехали на дачу, в машине по радио я прослушала концерт по заявкам для работников лесопромышленного комплекса. У организаторов была идея сделать концерт, где все песни будут звучать в исполнении местных авторов. Тогда я впервые услышала песню про Усть-Илим, которую никогда не слышала. И подумала: «А сколько же таких песен про Усть-Илим мы еще не знаем! Почему бы не собрать их все вместе?».


Организаторы выпуска диска "Я пою о тебе, Усть-Илимск"

И осенью этого же года мы объявили фестиваль «Я пою о тебе, Усть-Илим!» (кстати, название придумали библиотекари). Мы даже представить не могли, какой резонанс он вызовет! Поступило более 80 заявок на участие в фестивале. Первый тур проходил в ДК им. И.И. Наймушина и продолжался 6 часов. На второй тур жюри допустило 40 произведений.

Атмосфера на этих концертах была необыкновенная: демонстрация искреннего патриотизма по отношению к городу, построенному своими руками, благодарность ему и признание в любви. Тогда несбыточной мечтой казался выпуск не только диска, но и аудиокассеты. Но все получалось и складывалось очень удачно.

В Иркутске нашли студию, которая работала с профессиональными исполнителями, встретились с ними, затем отправили наши записи. Отобрали на диск 21 песню, включая легендарное «Письмо на Усть-Илим» Александры Пахмутовой. Затем, получив из Иркутска  фонограммы и поработав над ними, стали отправлять солистов на запись в Иркутск. В это же время принимались заявки на аудиокассеты и диски. Только в Усть-Илимске такое возможно – отдать деньги и ждать три месяца свой заказ. Очень многие нам поверили.

Первый диск вышел в конце 2001 года и разошелся мгновенно. Песни получились искренними, звучали на всех наших концертах и мероприятиях. Качество исполнения и запись получились, действительно, достаточно профессиональными. Диск стал лучшим подарком для тех, кто уехал из города.

В 2006 году решили провести повторный фестиваль. Но уже представленных песен было меньше, наверное, все, что скопилось за 30  лет, уже прозвучало на первом  фестивале.

Тем не менее на второй диск было отобрано 18 песен из 60 представленных на фестиваль. А потом, идя навстречу предложениям жителей, решили выпустить оба диска вместе. Этот тираж составил уже 4 тысячи экземпляров. Но с выпуском второго диска все шло значительно сложнее. Появились новые законодательные акты, необходимо было выбирать подрядчика на конкурсной основе, вступили в силу изменения в законе об авторских правах. Оформив письменное разрешение на передачу авторских прав у местных авторов, месяца два в Москве искали возможность встречи с А. Пахмутовой, чтобы получить у нее разрешение на включение в альбом своей песни.

Деньги отправили в Москву, связь с заводом у меня была только через посредников, а между тем приближался юбилей Усть-Илимского ЛПК, который разместил заказ на 1000 экземпляров специально к празднику. Времени уже практически не оставалось, а между тем в Москве так и не приступали к тиражу. Был момент полного отчаяния, когда я думала, что больше не увидим ни денег, ни песен.

Но все же ситуация разрешилась, и за несколько дней до праздника мы привезли наши диски в город. Конечно, огромную работу проделало наше маленькое управление, помогали все учреждения – картинная галерея, библиотеки. Они принимали заявки, выдавали диски. Вот так, общими усилиями и был завершен этот шестилетний марафон по воссозданию истории Усть-Илимска в песнях его жителей.

ДО СИХ пор намеренно ничего не говорила о централизованной библиотечной системе и ее руководителе – заслуженном работнике культуры, почетном гражданине нашего города Нине Васильевне Лобовой. К моему приходу это уже была одна из лучших ЦБС в области. Не перестану удивляться умению Нины Васильевны всегда предвидеть, как будут развиваться события, и быть на шаг впереди. Наша ЦБС одной из первых начала открывать специализированные библиотеки, активно участвовать в проектах и побеждать, первой стала приобретать оргтехнику, овладевать новыми информационными технологиями. На этот коллектив всегда можно было положиться. Библиотекари помогали нам в проведении семинаров, мониторингов, они поддерживали любые идеи и помогали в их осуществлении. Мы с Ниной Васильевной не раз «взрывались», но всегда находили компромисс. Бедные библиотеки мы и соединяли, и реорганизовывали, и перевозили с места на место – библиотека искусств, по-моему, переезжала 3 или 4 раза. А что такое перевезти такое огромное количество книг силами женщин?! Но они никогда не задавали вопросов. Как они перевозили в одно лето три библиотеки, какими силами, где брали транспорт, людей, остается загадкой. Они и сегодня первые в области создают корпоративную сеть, осваивают новые информационные технологии, и как всегда, умеют решать все вопросы самостоятельно, благодаря своему руководителю.

Нина Васильевна из тех людей, которые работали и многое делали для культуры еще до моего прихода, была не одна. В 1990 году в составе отдела культуры была централизованная бухгалтерия во главе с главным бухгалтером Татьяной Михайловной Алексеевой. Все вопросы она решала мгновенно. Ее всегда отличало и до сих пор ей присуще умение мгновенно оценить ситуацию, найти решение. Сколько головоломок я ей подкидывала!


Открытие детского парка

В бухгалтерии все было тогда основательно, без каких-то всплесков и перемен. С моим приходом им досталось! То школа народных ремесел, то выставочный зал, то музей, то театр, то реорганизации, то перевод Дворцов на бюджетное финансирование. За 10-12 лет объемы увеличились втрое. Конечно, наша бухгалтерия показала себя в этой ситуации как команда высочайших профессионалов. Кроме всего прочего, это исключительно честные и порядочные люди. Ставя свою подпись рядом с Т.М. Алексеевой или ее заместителем, я не опасалась за последствия. Никогда они меня не подвели. Поэтому на нашей бухгалтерии частенько проводятся эксперименты по внедрению тех или иных новых технологий.

В нашем маленьком коллективе все построено так, что в период «авралов» мы работаем, невзирая на должности, и остаются у нас только надежные и проверенные люди. С Ириной Сергеевной Летуновой, моим заместителем, мы вместе с 1991 года. Более половины своих идей я не смогла бы реализовать без ее помощи. Это человек с огромным чувством ответственности, надежный и верный, кроме того, блестящий аналитик. Ее умение работать с документами для нас порой просто спасение в некоторых ситуациях.

Среди нашего коллектива работников управления и руководителей учреждений культуры практически не бывает серьезных конфликтов, затяжных обид, и я всегда считала, что там, где существуют конфликты, коллективу некогда работать. У нас нет времени на выяснение отношений, разбирательства. Только заканчивается реализация одного проекта, тут же появляется другой. И в этом процессе участвуют все – от водителя до начальника, дело найдется независимо от должности.

Видимо, это желание работать на результат, желание в каждом человеке видеть сторонника своей идеи, примиряло нас со многими сторонниками или противниками наших проектов. Как бы там ни складывались обстоятельства, мы старались находить разумный компромисс.

Невозможно не высказать слова искренней признательности всем, с кем мы работаем столь продолжительное время – департамент культуры и архивов Иркутской области, его замечательный руководитель Вера Ивановна Кутищева, ее заместитель Вячеслав Яковлевич Кожевников (он много лет помогал и поддерживал нас даже в самые трудные времена), весь коллектив нашего областного руководства и областных учреждений культуры. Чего бы стоило, например, организация гастролей Иркутского областного академического театра драмы им. Н. Охлопкова в Усть-Илимске, без участия его директора Анатолия Андреевича Стрельцова! Их гастроли стали традиционными, в нашем городе их знают, любят и всегда ждут. Далеко мы от Иркутска, и это во многом нам мешает, но понимание и поддержку в департаменте культуры и архивов мы находим всегда.

Итоги тому, что сегодня сделано, подводить еще рано. Жизнь продолжается, все динамично движется и развивается. Эта книга – только попытка рассказать о первых шагах, о становлении и развитии культуры. Уверена, она не останется без продолжения.

Наши попытки изменить, улучшить, приукрасить жизнь наших горожан, сделать ее лучше, ярче, интереснее, насыщеннее, надеюсь, не останутся просто бесполезной тратой времени. Пройдут годы, и жизнь сама все расставит по своим местам.