СтатьяЗоя Сметанина: «Я запрограммирована на счастье…»

Зоя Сметанина: «Я запрограммирована на счастье…»

Зоя Сметанина,  Зоя  Прокопьевна… Одно из   немногочисленных  имен,  которые  ассоциируются  с Усть-Илимском  ЛПК. Безусловно, возглавляют  ряд   знаковых   имен   фамилии  первых руководителей – как  в исторической перспективе, так и  по должностному  статусу.  Но и  Зоя Прокопьевна   Сметанина занимает  достойное  место  в этом ряду. А значит, и в истории Усть-Илимского  ЛПК.

 

Путевка в жизнь от Зои  Сметаниной

 У каждого человека в жизни есть ключевые моменты: когда от реше­ния куда идти, зависит вся даль­нейшая жизнь. И вернуться уже не­возможно...

Для меня Зоя Сметанина стала не просто «моментом». Это оказался це­лый этап в жизни. Сегодня мне кажется, что даже стремительный бег по промплощадке на высоченных каблуках я когда-то скопировала с нее. А уж если говорить про работу с договорами, умение написать приказ, создать систему из, казалось бы, обычных действий... Этому я научилась только у нее. И опять же не я одна. Научив всему, что знает сама, Зоя Прокопьевна отправила меня в свободное профессиональное плава­ние, не забыв дать нужное направ­ление на Президентскую программу.

Я более чем уверена, что мой собственный пример профессионально­го роста, вернее, участие в нем Зои Сметаниной, является типичным. Многих, очень многих Зоя Прокопь­евна отправила в большую профессиональную жизнь. И до сих пор она не забывает позвонить, поинтересоваться делами.

Меня всегда поражало умение Зои быть искренней в своей любви к лю­дям. Даже в руководстве она, преж­де всего, видит людей, а потом уже начальников. Наверное, поэтому она умудрялась уживаться со всеми руководителями. И только один раз произошла осечка, но общей статистики это не нарушило.

Я бы не сказала, что Зоя Прокопьевна строит свою работу в полном соответствии с учебниками по управлению персоналом. Теория в ее ра­боте присутствует в нужном объеме, но в большей степени она прак­тик, умеющий красиво работать и искренне любящий всех, с кем пересе­кается. А вот этого как раз в учеб­никах менеджмента нет. И поэтому ее подход к своей профессиональ­ной деятельности – это лучшее, что осталось от комсомола, от романти­ки времен строительства ЛПК.

Сегодня уже нет того УИ ЛПК, на который меня привела Зоя, нет той атмосферы соучастия в большом деле... Речь я веду о человеческих чувствах, а не о профессионализме. Мы все работаем и, думается, рабо­таем хорошо, вот толь­ко душа в ее некапи­талистическом смысле куда-то делась. А Зоя до сих пор продолжа­ет работать, по-настоящему, с душой.

 

Зоя  Сметанина – от  первого  лица

– Я родилась в бурятской деревне Кудара, потом родители переехали на станцию Таловка, все там же, в Бурятии, – не смогла уйти от моей настырности Зоя Прокопьев­на во время подготовки материала. – Мама работала в санэпидем­станции, папа – строителем. Родителям к моменту моего рожде­ния было около соро­ка. Так что получилась я поздним ребенком, и к моему рождению и последующему воспитанию родите­ли отнеслись очень осознанно и от­ветственно. Не исключаю, что ро­дительской любви и внимания я по­лучила гораздо больше двух своих старших сестер и брата. Детство мое – совершенно обычное, советское. После школы поступила в техникум. В 18 лет вышла замуж за одногруп­пника Юру Сметанина, и вместе рванули в Усть-Илим. Для меня всегда было проблемой где-то не участвовать, поэтому комсомол и в школе, и в техникуме дал мне просто великолепную возможность для самовыражения моей неуемности (я бы сказа­ла, особого таланта быть полезной,- авт.). А уж фотографирование в Москве на Фоне знамени Победы в рамках празднования 30-летия Вели­кой Победы – это было настолько значимо, что остается со мной до сих пор.

Приехали мы в Усть-Илим с парой чемоданов. Встретил нас Иван Вла­димирович Лизура. И нам, молодым специалистам, сразу же дали десятиметровку в общежитии. Да еще и с мебелью, – здесь голос Зои Прокопьевны дрогнул. – Наверное, сегодня это трудно объяснить, что зна­чит крыша над головой для двух молодых специалистов, Усть-Илимск нас принял по-доброму! А Иван Владимирович Лизура, он просто пре­допределил мою жизнь. И слова бла­годарности… я не смогу выразить все мои чувства к этому человеку, кото­рый никогда не был добреньким и жалостливым. Он был мощнейшим профессионалом, умеющим в желто­ротых выпускниках что-то разглядеть. Я недолго поработала в отде­ле главного механика УИ ЛДЗ. В то время еще только сваи забили под завод, а работать с бумажками было скучно. Вот тогда-то... я просто по­просилась на работу в горком комсомола. Сейчас я понимаю всю на­глость своего поступка – прийти без рекомендаций... но для меня это было так естественно. Поручили мне работу с комсомолом Усть-Илимского ЛПК. Здесь было интересно, ра­бота живая, хотя и бумаг хватало, как никак сразу назначили заворгом. Вот где я научилась между меропри­ятиями тщательно и скрупулезно работать с документами. Очень многое дал институт, который я к тому времени успешно закончила. Кстати,  именно   в институте высшего образования: уметь посто­янно учиться. Это со мной осталось на всю жизнь.

Ближе к 30 годам – когда комсомольский возраст как-то быстро за­кончился – судьба вновь столкнула меня с Иваном Владимировичем Лизурой. Мягко улыбнувшись моим наглым планам перейти на работу в обком партии, он позвал меня в кадры Усть-Илимского ЛПК.

И снова – череда каких-то случайностей, которые в результате сложились в мою любимую работу по подготовке кадров. Ну, а потом был 1993 год. Дальше ты уже знаешь... – попыталась ускользнуть от моих вопросов Зоя Прокопьевна.

 

Еще закон не отвердел, страна шумит как непогода (С. Есенин)

Да, знаю. В уже далеком 1993 году мы и встретились с Зоей Проко­пьевной. Она принимала меня на работу в создаваемый в Усть-Илимске филиал Иркутского пединститута. Что это будет такое – мы обе слабо представляли. Это сегодня я могу ужасаться той авантюре, в которую мы все тогда ударились. Без доку­ментов, без лицензий, без знаний особенностей работы вузов и без внятного финансирования прошли вступительные экзамены. С 1 сен­тября начался учебный процесс. И все проблемы приходилось решать по мере их появления. Могу только догадываться, каким образом Зоя Прокопьевна изыскивала деньги на оплату приезжающих из головного вуза преподавателей, когда все си­дели без зарплаты, а студенты – без стипендий. Просто все усть-илимские сотрудники подключили к ста­новлению филиала своих родных и знакомых. И самой богатой в части обеспеченных знакомых, могущих проспонсировать приезд преподава­теля и покупку досок в аудитории, оказалась Зоя Прокопьевна с ее уме­нием поддерживать добрые и дол­гие отношения с людьми. А бывших комсомольцев, ставших в то время предпринимателями, было немало. На гостиницы для преподавателей денег тоже не было, поэтому все жили у Сметаниной. Как к постоян­ным гостям относился муж Юра, могу только догадываться. Но так было! И в результате филиал пединститу­та пережил два своих труднейших года с очень неопределенным ста­тусом, но выстроенной системой де­ятельности. Учебные планы выпол­нялись, сессии проходили, и каче­ство обучения было достаточно вы­соким, каким, к счастью, и остается до сих пор.

И снова на горизонте Зои Сметаниной возник Иван Владимирович с его безапелляционным – возвращай­ся-ка на ЛПК, нужна подготовка кадров. И Зоя Прокопьевна вернулась. Тем более и зарплату на комплексе выплачивали вовремя, а в институ­те этот процесс никак не мог нала­диться.

В 1995 году Сметанина занялась возрождением подготовки кадров. Страна еще металась в эйфории ди­кого капитализма, а Сметаниной понадобился учебный комбинат для обучения рабочих. Учкомбинат она создала, а вот зарплату к концу года платить перестали. И это со­вершенно отдельная тема – как выкручивалась Сметанина, чтобы платить преподавателям! Главное, что электромонтеры, электрогазосварщики, слесари, машинисты кра­на повышали свою квалификацию, получали вторые профессии непре­рывно.

Тяжелые были времена, и если бы не оптимизм Сметаниной, пожалуй, и не состоялась бы в 1998 году первая группа руководителей и специалистов, прошедших через Пре­зидентскую программу. Участники программ – тогда простые механи­ки, экономисты, кадровики – сегод­ня возглавляют дочерние предпри­ятия, занимают высокие руководя­щие посты на УИ ЛПК. Потом была вторая, третья группа. В 21 веке Зоя Прокопьевна уже билась над тем, чтобы отправить их на стажировку за границу. И это были далеко не первые птенцы гнезда Сметаниной. У Зои присутствует великолепное качество – она видит людей и пред­принимает огромные усилия, чтобы их заметили другие. При этом Зоя Прокопьевна готова отвечать за все их будущие неизбежные промахи и ошибки.

 

Зоя  Сметанина  о  счастье

– Я запрограммирована на счас­тье. Старая бурятка при моем рож­дении, цыганка, обобравшая меня до нитки в студенчестве, случай­ный узбек в ресторане «Усть-Илим» и переводчик в Японии, прочитавший иероглифы на амулете, кото­рый я купила в одном из храмов, – все они сказали почти одни и те же слова: что я – счастливый че­ловек. Я уверена, что мысль мате­риальна, а любовь к людям всегда вернется к тебе добром. Наверное, это смешно, но лет десять назад я сказала себе, что у меня будет свой дом на берегу Волги. Почему именно берег Волги – не знаю, но через два года у меня там будет дом. Еще ког­да-то я сказала, что в 50 лет уйду с УИ ЛПК. И вот «час икс» наступил, и я ухожу. И что странно – не жалею. Впереди – новая жизнь. Теперь я знаю точно – в 50 лет жизнь только начинается!

Я состоялась как профессионал, мне нечего стыдиться. Единствен­ное, что слегка омрачает – это то, что за громадьем  своей работы я очень мало видела дочь. Воспита­нием Лены занимался муж. И занимался настолько хорошо, что сегод­ня я горжусь ее успехами. Готова отдать долги уже внучкам Лизе и Еве. И еще, многого бы в моей жиз­ни не состоялось без надежного плеча и крепкой руки моего мужа Юры.

Я уверена, что у меня нет врагов или каких-то недоброжелателей. Мне всегда помогали друзья, коллеги. С кем-то я находила полное взаимопонимание, с кем-то по­лучалось не сразу. Но спасибо всем за помощь и поддержку.

 

Костицына, Т. Зоя  Сметанина: «Я запрограммирована на счастье» // Вестник Усть-Илимского ЛПК. – 2007. – 6 апр. (№ 26). – С. 6: фот.