СтатьяНаймушин И.И.

Иван Иванович НАЙМУШИН

ЧЕЛОВЕК-СКАЛА

        

     ЕГО именем зарождался Братск и Усть-Илимск, его имя носят улицы, библиотеки, Дворцы культуры, площади во многих населенных пунктах Иркутской области. Но чаще  всего его имя упоминают в Усть-Илимске и Братске. «…Откуда же взялся этот самородок, взошедший на вершину истории России, тот, кого будут помнить столетия, то есть столько, сколько будут стоять Братская и Усть-Илимская ГЭС…», писал в своей книге «Моя счастливая жизнь» Фред Юсфин.

       РОДИЛСЯ Иван Иванович Наймушин в центральной России, в городе Котельнич 25 марта 1905 года в семье слесаря. Рано лишился родителей и их не помнит. Жил у сердобольной тети Луши в деревне Наймушино, в двух верстах от города Котельничи. Позже деревня Наймушино слилась с деревней Ключи. Односельчан, знавших Ваню Наймушина, в живых не осталось, как и самой тети Луши.

       В шесть лет стал беспризорником, и началась его скитальческая жизнь. Служил у богатых хозяев мальчиком на побегушках, читать научился по вывескам на бакалейных лавках и частных магазинах. Юность совпала с установлением Советской власти.

       В автобиографии Наймушин писал:

1920 -1923 гг. – батрак;

1923 – 1925 гг. – возчик артели «Гуж»;

1925 – 1927 гг. – крепильщик в шахте Прокопьевске;

1927 – 1929 гг. – возчик завода в Алма-Ате;

1929 – 1931 гг. – проходчик горных разработок на Кавказе;

1931 – 1937 гг. – студент Московского горного института;

1937 – 1941 гг. – инженер, начальник производственно-распорядительного отдела Наркомтяжпрома, затем Главгидроэнергостроя;

1941 – 1954 гг. – начальник строительства электростанций в Йошкар-Оле, Брянске, Карелии, Камской ГЭС;

С сентября 1954 г. – начальник Братскгэсстроя.

       Сложными были годы учебы. В 1931 году Наймушина как лучшего производственника, интересующегося новой техникой, направляют на рабфак в Ростов. Поступление далось нелегко. Он дважды не прошел по конкурсу на рабфак – не мог написать диктант. Чтобы изучить русский язык, он засел переписывать роман Толстого «Война и мир». Ночами засыпал за столом, а назавтра принимался снова. После окончания рабфака поступает в Сухумский горный техникум, а затем в Московский горный институт, закончил его Иван Наймушин в 1937 году (см. фото справа). Во время учебы были трудные моменты, о чем свидетельствует интересный документ, хранящийся в музее истории Братскгэсстроя:

       «В Дирекцию МГИ от студента 1-й группы УЭО 1 курса Наймушина И.И.

                                           Заявление

     Настоящим прошу о выдаче мне пособия, ибо со дня приезда на испытания я вынужден был продать необходимые мне вещи, дабы приступить и продолжить учение.

     Прошу не отказать в просьбе, т.к. я крайне нуждаюсь. 19.10.1932 г. Наймушин».

 

       КОЛЛЕГИ вспоминают его как немногословного, едко остроумного, могучего и мудрого человека. Его шутки на совещаниях и планерках ходили как народный фольклор. Он хотел казаться неприступным и в основном это ему удавалось. Но были люди, на  которых его сердитый взгляд из-под густых серых бровей не действовал. Таким он симпатизировал больше.

       Фред Юсфин, работающий тогда главным диспетчером, вспоминает одну из совместных командировок: «Как-то пришлось поехать с Наймушиным в командировку на партхозактив в Коршуниху. Было нас трое. По приезду размещаемся в гостинице. Не успели положить вещи, приходит Иван Иванович и спрашивает: «Как устроился? Удобно? Тепло?» Пригласил позавтракать. На партактиве Наймушин и Шешуков (секретарь по строительству Иркутского обкома партии) страшно разругались. Шешуков обвинил Наймушина во всех смертных грехах. Ну, думаю: враги навек.

       Утром следующего дня Наймушин просит меня сходить и купить три билета на поезд в одном купе. Спрашиваю: «А третий кто?» - «Кто? Шешуков!» Днем: «Билеты взял? Деньги остались?» Оказалось, что деньги в этой компании есть только у меня. Наймушин попросил: « Возьми две бутылки шампанского в дорогу и что-нибудь поесть».

       На поезд приехали за три минуты до отхода. С шумом заняли купе. Я на верхней полке, два «врага» - на нижних. Иван Иванович подает стакан шампанского мне и предлагает выпить за здоровье честного и принципиального друга Алексея Петровича Шешукова. А затем, как ни в чем не бывало, пошли анекдоты. Рано утром встаем, скудно завтракаем. И тут Иван Иванович вскакивает, бьет себя по лбу и, заливаясь смехом, говорит: «Вот балда! Я же депутат Верховного Совета, у меня бесплатный проезд. Сколько вкуснятины можно было купить!».

        КТО и как нашел для Братскгэсстроя Наймушина? Не было у него ни кума, ни свата в правительстве и никакого блата, а были за плечами трудные годы да тяжелые стройки военного и послевоенного времени. Алексей Николаевич Марчук, главный инженер строительства Усть-Илимской ГЭС, в своих воспоминаниях говорит, что Наймушина выбрала СИСТЕМА. Партийная Система подбора, подготовки и расстановки кадров.  В данном случае, она сработала объективно и безошибочно. Иван Иванович первым прорубал топором дорогу своей машине к Падуну через узкую гужевую тропу, сдал Братскую ГЭС государству с оценкой отлично и возглавлял Братскгэсстрой до самой своей гибели в приангарской тайге, всего за год до пуска Усть-Илимской ГЭС.

       Выросший от беспризорника до депутата Верховного Совета РСФСР, Наймушин беззаветно служил Отечеству, был убежденным коммунистом, прекрасно понимал все достоинства и недостатки взрастившей его Системы и умело их использовал в интересах порученного дела.

       Он обладал высоким чувством требовательности к себе и к подчиненным. На работу брал проверенных делом организаторов, которых знал лично, доверял им, не опекал по мелочам, но и не допускал панибратства. Однажды на вопрос: «Как ваше здоровье Иван Иванович?» - он ответил: «А тебе какое дело?»

       На стройке не было чехарды отставок и назначений, особенно в руководстве, не было потерь времени на «вход в курс дела», быстро и смело продвигались к руководству молодые специалисты. На всех этапах стройки была ясность в главных задачах. Там, где по утрам чаще появлялся Иван Иванович, там было главное направление и суровый спрос. Спрос этот не фиксировался в приказах и трудовых книжках, достаточно было крепкого слова Наймушина, чтобы ситуация исправилась.

       У него хватало смелости нарушить вышестоящее указание, если оно не соответствовало его представлению о пользе дела. Так было, например, со строительством капитальной дороги на Усть-Илим, которую он строил наперекор выговорам, в том числе и от председателя Совета Министров. Государственный интерес лежал в основе всех его поступков.

       ЗИМОЙ 1960 года Иван Иванович Наймушин с группой руководителей на санном поезде отправляется к створу будущей ГЭС - к Толстому мысу, расположенному на левом берегу Ангары у посёлка Невон. Как генеральный директор Братскгэсстроя, Иван Иванович полностью руководил началом стройки. При этом не забывал о людях: создавал условия для работы и проживания, стал инициатором строительства многих объектов соцкультбыта. Поэтому не удивительно, что в нашем городе улица Наймушина появилась одной из первых. Город Усть-Илимск с нее и начинался.

       Вспоминает один из случаев личного общения с Наймушиным Игорь Михайлович Пашков, начальник АТУ-8  БГС:

       «Зимой 1969 года Иван Иванович позвонил мне сам. Необходимо было наращивать объемы укладки бетона в котловане будущей Усть-Илимской ГЭС. Уже работал бетонный завод, но базы были не готовы. Напряжение сказывалось на всем: на нехватке механизмов, транспорта, ресурсов… Из Братска возили цемент и панели по еще недостроенной дороге. Пришлось привлекать спецконтингент, а это ежедневно возить людей из Эдучанки в Усть-Илимск и обратно. Заключенные строили для себя жилье, работали в котловане, на строительстве других объектов. Но мы не успевали к срокам сдачи. По телефону Иван Иванович так и сказал, что со сдачей плотины опаздываем, здорово отстаем с подвозом людей, срыва допускать нельзя. И добавил:

       - Тебе  на месте видней, что можно сделать. А мы поможем.

       В ответ я даже ничего не успел сказать, только услышал короткие гудки. В конце концов, проблему мы решили, и Наймушин в этом хорошо помог. Однако это общение запомнилось надолго тем,  что Иван Иванович не гнушался дойти до самых низов, переговорить, разобраться, помочь, а также дать мощный толчок для развития инициативы по решению вопросов на местах».

       Еще один штрих, характеризующий этого человека. Как-то Пашков заболел и лечился в Иркутске. Вышел в парк погулять, смотрит: идет главный врач больницы с И.И. Наймушиным и А.И. Саврицким, секретарем парткома. Поздоровались. Иван Иванович в хорошем настроении, шутил. Спросил, как дела. Встреча была непродолжительной. Он посоветовал, как необходимо себя вести, чтобы лучше шло лечение. В конце добавил: «Ничего страшного у тебя нет, я спрашивал у врача. Возьми себя в руки!»

       Как потом оказалось, причина заболевания Пашкова была в том, что он восемь лет не был в отпуске, организм не выдержал.  С тех пор его раз в полгода отправляли в отпуск. А Пашков был благодарен Наймушину за то, что, казалось бы, такой занятой человек нашел время, чтобы навестить и подбодрить его.

       В  1965 ГОДУ И.И. Наймушину было присвоено почётное звание "Заслуженный строитель РСФСР",  в 1966 году удостоен звания Героя Социалистического Труда. Иван Иванович был лауреатом Ленинской и Государственной премий. За свой большой труд на благо Родины и за защиту Отечества он награжден тремя орденами Ленина, орденом Красной Звезды, орденом Октябрьской Революции, многими медалями и почётными знаками. В 1973 году Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР присуждена премия Совета Министров за разработку проекта и строительство корпусов электролиза на Братском и Красноярском алюминиевых заводах. В 1961 и 1972 годах был награжден большими золотыми медалями ВДНХ. Четырежды избирали Иван Ивановича в Верховный Совет РСФСР и столько же раз коммунисты Братскгэстроя избирали его в Иркутский обком КПСС. Наймушин И.И. был делегатом четырёх съездов партии - XIX, XX, XXII, XXIII. Авторитет его среди простого трудового люда был просто неоспоримо огромен.

(На снимке: Во время приезда Брежнева Л.И. в Братск)

       …ПЕРВОГО сентября 1973 года – удар молнии среди ясного неба, отозвавшийся в сердце каждого человека – ПОГИБ НАЙМУШИН! Эта жуткая весть мгновенно облетела два северных города. Как? Где? Когда? Из уст в уста передавались подробности одна другой загадочнее. Упал вертолет. Часть людей спаслась. Как же так? Не спасли Ивана Ивановича и Клавдию Георгиевну, которая летела с ним.

       Похороны показали истинную народную любовь к руководителю и всеобщую скорбь. Вышло все население Братска, приехали устьилимцы. Впереди колонны в десятки тысяч человек Алексей Грабарь нес знамя Братскгэсстроя, увенчанное черной лентой и орденами – наградами страны, заработанными коллективом под руководством Наймушина.

       Его похоронили возле плотины Братской ГЭС, памятник делали под руководством скульптора Юрия Русинова. После того, как покрывало упало, многие вздрогнули, они увидели прекрасный скульптурный портрет Наймушина, выполненном в самом трудном и вечном материале – диабазе. Борис Сальников прочитал стихи:

Учитель! Молодые поколенья,

В знак благодарности тебе несут цветы.

Братск обходили все застойные явленья,

Пока на корабле был капитаном ты…

 

Теперь это место поклонения братчан и гостей города (см. фото).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По воспоминаниям коллег и друзей, а также по публикациям в книгах и газетах