СтатьяТа первая тропа с названием «работа»

Трудно построить, трудно смонтировать

В Усть-Илимск я прибыл по вызову в апреле 1974 года на должность инженера-технолога строящегося Усть-Илимского целлюлозного завода. Директором завода тогда был Сталь Алексеевич Перлов, начальником отдела кадров – Иван Владимирович Лизура.
Стройка СЭВ в Сибири по своей сути – явление уникальное. Она имела небывалый размах и масштаб. Строящиеся предприятия тоже были уникальными. Так, целлюлозный завод включал более 40 объектов. Впервые в истории ЦБП СССР их предполагалось сосредоточить под одной крышей.
Назначение заместителя министра ЦБП страны Михаила Ивановича Бусыгина генеральным директором строящихся предприятий УИ ЛПК и города все воспринимали как авторитет личности, а не должности. В ходе строительства объектов ЛПК этот человек проявил высокий профессионализм, опыт и гражданскую ответственность. Он говорил, что комплекс трудно будет построить, трудно смонтировать, но еще труднее – запустить в работу, поэтому за год до пуска необходимо будет начать механическую обкатку оборудования.
В середине 70-х в Усть-Илимске существовало три Всесоюзных ударных комсомольских стройки – ГЭС, города и ЛПК, на которых трудилась молодежь, приехавшая сюда со всех концов Советского Союза. Работы велись ударными темпами, панорама строек менялась стремительно. Сложным и трудным был нулевой цикл завода. Но когда фундаменты показались над землей, корпуса стали расти на глазах. График поставок оборудования из стран-членов СЭВ выполнялся четко. По поставкам отечественного оборудования у многих из нас возникала необходимость выезжать в командировки в Иркутск, Ленинград, Москву, Петрозаводск, Глазово. В это время активно набирался и обучался персонал для работы в цехах, затем начались стажировки на родственных предприятиях: в Котласе, Братске, Архангельске. По поручению в то время уже директора завода Виктора Николаевича Семенова на УИ ЦЗ были приглашены опытные варщики: Валерий Колобов, Владимир Береговой, Василий Козырев, Степан Егоров. В учебном комбинате продолжались курсы профобучения молодежи. В моей группе постигали азы варки будущие мастера этого дела Станислав Морозов, Тимофей Визжаний, Анатолий Апликаев, Георгий Вотинцев и другие, всего в группе обучалось 16 человек.
 
Эксперимент в Братске
В 1978 году в опытно-экспериментальном цехе Братского ЛПК была осуществлена первая варка и отбелка (не удивляйтесь!) усть-илимской целлюлозы. Группа специалистов УИ ЦЗ и Ленинградского ВНИИБ выехала в Братск. Существовала утвержденная программа варки и отбелки. Но Виктор Николаевич Семенов перед нашим выездом поручил отобрать древесину, поставляемую Тушамским, Бадарминским и другими леспромхозами. Ленинградцы на месте разработали и выдали технологический режим варки и отбелки усть-илимской целлюлозы с учетом породного состава лесов Усть-Илимского района. Практическое руководство к действию было получено, первая пробная усть-илимская целлюлоза сварена и отбелена. В экспериментальном цехе стоял пресс-пат, и первая беленая усть-илимская целлюлоза вышла в листах. Получить ее экспериментальным путем в Братске необходимо было для практического применения технологических режимов при пуске Усть-Илимского ЦЗ.
 
Их помнит завод
А на Усть-Илимском целлюлозном заводе в то время уже комплектовались сквозные смены варочно-промывного и отбельного цехов. Я в то время был начальником смены «Б». Ее списочный состав храню до сих пор, как реликвию. Он таков: старший варщик 6 разряда Василий Козырев, варщики 5 разряда – Анатолий Кобычев, Изот Савельев, 4 разряда – Георгий Вотинцев, Алексей Левин, Александр Романов. Промывной отдел: старший диффузорщик Галина Разина, диффузорщик 4 разряда Юрий Мамолыченко, оператор кислородно-щелочной установки 4 разряда, он же комсорг смены Николай Каменских, диффузорщики 3 разряда – Людмила Сырина, Вера Афанасьева, Роза Колосова. Старшим отбельщиком смены был Борис Онучин, отбельщиками 4 разряда – Юрий Арзамазов, Виктор Адищев, Виктор Шеверенко, Евгений Игитов, 3 разряда – Антонина Макарова и Людмила Вантеева.
В конце 1978 года началась механическая прокрутка оборудования завода, а к осени 1979-го – подготовка к первой периодической варке. У начальника варочно-промывного цеха Анатолия Владимировича Никольского были серьезные замечания по отдельным позициям оборудования. Сам он дневал и ночевал в цехе.
 
За первую целлюлозу – медаль!
Срок первой варки стремительно приближался. Волнение у ИТР и рабочих цехов росло. В ночь с 20 на 21 ноября 1979 года начало периодической варки: загрузка щепой, подача щелоков, подъем температуры массы в котле. С 8 утра 21 ноября заступила сквозная смена «А», которой руководил молодой специалист, выпускник Ленинградской лесотехнической академии Владимир Шарыпов. (Сегодня он начальник производства щепы). С 16.00 на варку заступила смена «Б». В 16.20 оберварщик Василий Козырев открыл пробоотборник, взял первую пробу массы. Она оказалась с большим процентом непровара, и процесс доварки продолжался еще два часа. В 18.20 Василий Козырев вновь открыл пробоотборник, отобрал горячую, резко пахнущую щелоком массу в каску. За его спиной стоял заводской художник Владимир Токарев. Он принял из рук Козырева каску с массой и стремглав бросился на 24-ю отметку. Там стоял небольшой, специально изготовленный заводскими умельцами, самодельный пресс для штамповки медалей из первой целлюлозы. Несколько минут спустя он вернулся с медалями в руках. В то время Владимир всегда ходил с фотоаппаратом и снимал исторические моменты. Когда он вернулся с медалями, кто-то взял его фотоаппарат и сделал исторический снимок, который потом обошел многие газеты, а сегодня хранится в городском краеведческом музее. До конца смены Токарев отштамповал еще десятка два медалей и раздал работникам смены. Все очень радовались и считали, что достойно вознаграждены за участие в историческом событии.
 
Путь к мастерству пробивался лопатой
Потом начались пусковые операции оборудования промывного цеха. Они стали настоящим испытанием на слаженность в работе механизмов и людей. Были промахи и неувязки: забивались сортировки, случались переливы вакуум-фильтра и массы, завалы вибросортировок сучков... Массы по колено наваливалось. Люди оставались после отработанной смены и расчищали завалы. Так, лопатой, пробивался путь рабочих технологов к мастерству. Директор службы по производственной деятельности Владимир Филиппов хорошо помнит эти авралы: в то время он работал диффузорщиком.
Начало 1980 года. В отбельно-очистном цехе продолжился монтаж и пуско-наладочные работы. Одним из слабых звеньев здесь были насосы высокой концентрации. В процессе эксплуатации их пришлось заменить все. Это было начало большой модернизации цеха, которой много лет целенаправленно занимался начальник цеха Григорий Медников. (В настоящее время он начальник производства целлюлозы).
В середине января 1980 года сушильный цех принял небеленую массу по обводному трубопроводу, минуя процесс отбелки. Но натронная небеленая целлюлоза имела очень низкую разрывную длину, и сушильную машину не удавалось заправить: случались многократные обрывы полотна, завалы бракованной массой, которую расчищали и вывозили в отвал из сушильного цеха. Все это выматывало работников смен, но они не теряли надежды на успех. Начальником производства тогда был Михаил Ананченко. Он поддерживал в сменах моральный дух и стимулировал материально: «Чья смена сделает больше заправок полотна сушильной машины, та получит премию». И это возымело действие. В конце февраля сушильная машина уже работала с меньшим числом обрывов. К этому времени уже было ясно: над чем надо работать, чтобы получить желаемый результат. Оставалось получить первую беленую целлюлозу.
 
Мозоли на руках и … на мозгах
И вот наступило 19 февраля 1980 года, когда долгожданная беленая целлюлоза поступила на сушильную машину. Вес целлюлозной «папки» уже регулировался, увеличилась разрывная длина полотна. Специалисты смежных цехов могли уже логически прорабатывать отдельные технологические операции, выстраивать их в единую цепь и непрерывный цикл. На заводе в то время шутили, что у людей набиты мозоли не только на руках, но и на мозгах. Нашим партнерам из стран-членов СЭВ пошла беленая товарная целлюлоза. Это была первая, психологически важная победа коллектива всего завода. Второй поток уже пускали с учетом накопленного опыта. А далее, вплоть до наших дней, все складывалось, как в песне Юрия Визбора:
На смену миражам приходят рубежи.
Но первая тропа с названием «работа»
Останется при нас оставшуюся жизнь.
Стрелков, А. Та первая тропа с названием "работа" [записала Надежда Зинченко] // Вестник Усть-Илимского ЛПК. – 2006. – 10 февр. (№ 10). – С. 4 : фот.