СтатьяЗА КАДРОМ - ЧМЫХОВ

ЗА КАДРОМ - ЧМЫХОВ

Его фамилия известна практически каждому коренному жителю города:

на его глазах росла плотина, запускались агрегаты гидростанции, строился город, приезжали и уезжали молодежные строительные отряды, сооружались объекты ЛПК... Он ревностно следил за этим, стараясь не пропустить ни одного значимого события. Но следил через объектив своего фотоаппарата.

Его снимки узнают без труда даже не искушенные в этой области люди.

Его ночной город особенный, неповторимый, как и закаты, восходы, Ангара, сопки, тайга... Фотографии обошли все местные и многие областные издания, использовались в изготовлении рекламных буклетов, в брошюрах, книгах об Усть-Илимске и его жителях...

Стоит только упомянуть его фамилию, и любой старожил, улыбнувшись,

скажет: «3наю, знаю... вместе на турслетах бывали...», «на комсомоле работали», «он мою свадьбу снимал...».

Признаться, я и сама к нему неравнодушна: весь мой фотоархив комсомольского периода состоит преимущественно из его фотографий - от фестивалей гитарной песни и походных костров до детсадовских и школьных

снимков моих детей. Надо ли говорить, что альбомы с видами Усть-Илимска, которые мне приходилось дарить гостям города или увозить кому-то из близких, были составлены из его фотографий. И где бы мне ни приходилось бывать -на встрече очередного стройотряда или проводах русской зимы, на концерте заезжего барда или открытии выставки, - везде неприметно, но непременно присутствовал и делал свою работу ОН - Павел ЧМЫХОВ.

 

ОЧЕРЕДНОЙ РОМАНТИК

В 60-х ГОДАХ в Воронежской области шла интенсивная электрификация сел. На электрика смотрели как на волшебника. Поэтому муж сестры, проводивший в дом свет, был для Павла кумиром. Увидев интерес парня к своей работе, он-то и посоветовал поступить в техникум электрификации сельского хозяйства. В техникуме Павел впервые услышал песню Александры Пахмутовой про Усть-Илим, да и радио, газеты на все лады рассказывали про грандиозные стройки Сибири, про строительство гидростанций на Ангаре. Все это распаляло воображение и к окончанию учебы превратилось в навязчивую идею: Я ДОЛЖЕН ПОЕХАТЬ НА УСТЬ-ИЛИМ!        

Но, прежде чем мечта сбылась, Павел успел поработать по распределению электриком, затем хорошо зарекомендовать себя на инженерной должности.

Когда парень объявил о своем решении ехать в Сибирь, последовали уговоры остаться на работе, да и в военкомате категорически не хотели снимать его с учета: через полгода должен призываться в армию... А он им рассказывал про гидростанции в Сибири, про романтику, про передовой край... И ведь убедил! Снялся с учета, в тот же день рассчитался, собрался, съездил домой попрощаться - и бегом на поезд.

-   Что, даже предварительно не написал о своем желании в управление строительства?

-   Конечно, нет! Тогда в прессе уже вовсю говорили, что Ангара готовится к перекрытию, когда же письмами обмениваться? Ехать надо!

Но как он ни торопился, а на перекрытие опоздал. И всего-то на два дня! До сих пор не простит себе этого: как можно было упустить самый значительный момент в строительстве ГЭС! В полной мере он ощутил эту «трагедию» еще на пути в Братск, когда лежал на третьей полке общего вагона и слушал репортаж о перекрытии Ангары по радио. Из Братска в Усть-Илимск можно было попасть только на попутном грузовике или служебной машине. Остановился МАЗ и водитель весело спросил: "А, очередной романтик? Залезай!" Восемь часов спусков и подъемов, колдобин и булыжников, пыли и жары: и вот он - Усть-Илим!

В управлении главного энергетика специалиста приняли радушно, оформили дежурным электромонтажником. За три месяца работы он объездил весь район вдоль и поперек. И прежде чем уйти в армию, успел сделать участку подарок: составил схему всего левобережного электроснабжения - станций, подстанций, трансформаторных будок и линий, вплоть до каждого столба, всю шестикиловольтную сеть вычертил! Специалисты знают, как это важно, чтобы потом вслепую не колесить по территории в поисках нужной линии. Схема еще висела на стене Центрального монтерского участка, когда Павел вернулся из армии.

 

  ПАССАТИЖИ И ФОТОАППАРАТ

- Когда же в твоей жизни появился фотоаппарат?

- Вот как раз в армии я и почувствовал вкус к фотографии. По окончании срока службы солдаты, по традиции, готовят дембельские альбомы. Я сначала помогал их оформлять: любил рисовать, чертить. А как самому срок пришел - выменял у одного солдатика фотоаппарат «Смена» на часы: захотелось попробовать. И не на шутку увлекся. Изучил фотоаппарат до винтика: разобрал, собрал, заменил недостающие детали. Недели через три понял: качество снимков может быть и лучше. Ребята в роте помогли купить новенький "ФЭД", он стоил тогда 56 рублей, а мы получали по 15-19 «сержантских» . Вот тогда сослуживцы и командиры впервые оценили мои снимки. А когда первый секретарь ЦК ВЛКСМ Тяжельников пригласил в Москву представителей из всех танковых частей на юбилей войск, от нашей дивизии командировали меня и еще двух парней. Меня - как активного комсомольца и фотографа, чтобы запечатлел исторический момент для архива части. Так, в 1971 году я побывал в колонном зале Дома Союзов.

С тех пор фотоаппарат для Павла стал неизменным спутником и другом. Вернувшись на Усть-Илим, он устроился работать дежурным электриком на котлован, где вершилась история строительства ГЭС. Обслуживал две бригады СМУ-1 - Михайлова и Корначева. Эти бригадиры стали героями многих снимков Чмыхова. Их имена гремели в "Братскгэсстрое", ни один доклад или отчет не обходился без упоминания о них, чуть ли не в каждом номере газеты можно было наткнуться на эти фамилии.

Вскоре, по совету друзей, Павел сменил «ФЭД» на "Зенит". С ним он ходил на дежурство: в одном кармане фуфайки пассатижи, отвертка, изолента, индикатор, в другом - фотоаппарат. От постоянного его ношения, в кармане протерлась дырка.

- Лезу я как-то на 90-метровую высоту, - вспоминает Чмыхов, - и нечаянно зацепился за поручень. Вдруг фотоаппарат выскальзывает из дыры в кармане, и, как в замедленном кино, падает вниз.

Стою и смотрю завороженно: вот он ударился о поручень, вот открылась крышка, вот выскочила пленка... Секунд пять летел, пока о бетонный пол не шарахнулся. Сердце оборвалось...

Оказалось, он удачно упал: крышка хоть и погнулась, но успела амортизировать. Всю ночь собирал фотоаппарат, выпрямлял погнувшиеся детали. К утру "Зенит" был в рабочем состоянии, а Павел снимал новые кадры.

 

НИ ДНЯ БЕЗ СЪЕМКИ

Фотографии Чмыхова каждое утро появлялись в «Комсомольском прожекторе", вызывая у кого улыбку, у кого интерес, а у кого и досаду. Это была ежедневная жизнь стройки с ее успехами и проблемами, героями дня и бракоделами. Профессиональным фотографом Павел стал в 1974 году, когда его пригласили работать в фотослужбу Управления строительства ГЭС. Теперь увлечение превратилось в работу, но привлекательности своей от этого не утратило, к тому же вскоре на смену черно-белой фотографии пришла цветная.

В 1975 году Чмыхов перешел работать оператором в корпункт Иркутского телевидения, и на девять лет его основным орудием труда стала телекамера... К середине 80-х комсомольская жизнь начала потихоньку затихать, будни из героических превращаться в прозаические, и репортажные съемки потеряли для Павла Ивановича интерес. Тогда он и вернулся к фотографии. Ведь в личной жизни горожан торжественные события не переводились.

Один из неисчерпаемых источников для творчества - детский сад. Малышей можно фотографировать не только с куклами, кубиками и телефонами, но и в костюме космонавта СССР, и с настоящими теннисными ракетками, и у камина... Выпускные альбомы детсадовских групп и школьных классов, «последние звонки» и вручение аттестатов, свадьбы, юбилеи, торжественные даты на предприятиях...

- Когда еще работал в бригаде, как-то подсчитал, на скольких свадьбах побывал за четыре года. До 150 досчитал, потом сбился...

А сколько их было, когда работал профессиональным фотографом! Стоит ли удивляться, что Павла Чмыхова (по имени или визуально, в крайнем случае по его фотографиям) знают в каждой усть-илимской семье...

АВАНТЮРА ДЕЛУ НЕ ПОМЕХА

Сложно определить, где кончается работа и начинается личная жизнь: так тесно переплелись эти линии. Пришел когда-то на хоккейный корт снимать матч, зашел в медпункт погреться, и нашел свою судьбу - Людмилу...

...В марте 1973 в качестве фотографавошел в состав группы, которая в честь юбилея комсомола отправилась в лыжный агитпоход по Байкалу (100 км вдоль берега с заходом в деревни), и обрел там друзей - туристов клуба "Глухари". С ними еще долгие годы ходил в походы. В личном альбоме у Павла сохранились снимки, где он плещется в байкальской проруби: "А как же! Побывать на Байкале и не искупаться?" Ох, и наделал он шуму тогда: "А если заболеешь?! До ближайшего села - 30 километров по торосам! Что делать будем?!" Не заболел: практика «подледного» купания уже была. Сначала в техникуме с учителем физики в проруби, позже нырял в ледяную реку, когда служил в армии: тросы на затонувшем танке закреплял. Да что далеко ходить: буквально в Крещение снимал усть-илимских «моржей» и сам стоял по грудь в проруби.

... Мотопробег «Усть-Илимск – Одесса» по городам-героям страны. В одном лице и фотограф, и мотолюбитель. В Одессе в поезд все погрузили свои мотоциклы и вернулись домой. А он еще в Воронежскую область заехал, в свои родные места. Затем добрался до Москвы, и только там расстался со своим мотоциклом...

... В Усть-Илимске облазил все опоры электропередач, все крыши 14-этажек, все сколько-нибудь высокие объекты в поисках точки для съемки. На морозе 45 градусов уже и фотоаппарат работать отказывался, а Павел все искал удачный ракурс, чтобы снять тайгу, ажурные ветки со сверкающими хвоинками на фоне синего неба... Настоящее ледяное царство Снежной королевы - чем сильней мороз, тем красивее.

 

ПОЙМАТЬ УЛЫБКУ

- А что ты любишь снимать больше - природу? События? Людей?

- Во всем есть своя прелесть. Люблю снимать ГЭС, с которой связан с первого дня на Усть-Илиме, людей, да так, чтобы не просто показать прическу, лицо, платье, а схватить выражение глаз, характер, хоть и фотография бытовая, не требует этого. Не жалею кадров, чтобы поймать улыбку ребенка. Ночной город - это тоже мое!...

- А чем гордишься из того, что пришлось тебе снимать?

- Первый кубометр бетона в здание ГЭС, пуск всех 18 агрегатов электростанции, начало строительства ЛПК, выпуск первой целлюлозы, строительство правобережной части города... А знаменитые бригадиры! Взять хотя бы Корначева: это же человек-легенда, первый бетон в телоплотины закладывал. Рассказывал, что сам Иван Иванович Наймушин бросил в этот первый бетон свои золотые часы. В свое время они были героями Братской ГЭС.

Снимал Дина Рида, американского певца, космонавта Гречко, когда они были в Усть-Илимске, гостей из Карл-Маркс-Штадта, встречу и проводы стройотрядов из Польши, Болгарии, Венгрии, ГДР, интернациональные свадьбы...

Сколько фотографий за 20 лет в Усть-Илимске у меня накопилось - и ни одной, где он сам - Паша. Он все время оказывался за кадром, а между нами - объектив. И, как ни стараюсь, не могу вспомнить, чтобы когда-нибудь видела его изображение в газете, хотя подпись «Фото П.Чмыхова» очень популярна в местных изданиях. Сам он по этому поводу говорит:

- Да мне и не нужно этого, не люблю я к себе повышенного внимания. Вот если мою работу опубликуют, - это радует, значит, оценили результат.

Без этого человека история нашего города была бы, пожалуй, неполной…

И.Каджарова. За кадром – Чмыхов//Вечерний Усть-Илим.-2003.- 20 ноября

 

Теги: