СтатьяИлимский острог: значение в освоении Русской империи

Илимский острог: значение в освоении Русской империи

Введение

Знаменитая Камчатская экспедиция, закончившаяся, Великими географическими открытиями на востоке и севере Азиатского материка, потребовала громадных усилий сибирского населения, прежде всего крестьянства, по снабжению ее всем необходимым.

Организованная бюрократией, направляемая в своей деятельности указами из Петербурга, экспедиция неизбежно стала для жителей  Илимского острога тяжким бременем. Она является прекрасным примером того, как, даже благое дело, неизбежно превращала в мучение и для народа и для исполнителей. Важным событием стало то, что в этих условиях экспедиция не погибла в зародыше, что она достигла результатов, поразивших мир. Илимский пашенный крестьянин едва ли не сильнее всех почувствовал тяжесть экспедичных работ, едва ли не больше других потратил труда, времени и средств на обслуживание обеих экспедиций Беринга.

В архиве Илимской воеводской канцелярии отложился обширный материал о Камчатской экспедиции, по которому можно с большой подробностью восстановить картину снабжения экспедиции и показать значение Илимского острога в успехе Первой и Второй  Камчатских экспедиций.

Цель работы:  выявить роль Илимского острога для экспедиций Витуса Беринга, связанных с изучением и освоением  Российской империи.

Исследовательские задачи:

1. Проанализировать различные источники информации об Илимском остроге и экспедициях Витуса Беринга.

2. Изучение и систематизация истории снабжения камчатских экспедиций Витуса Беринга Илимским острогом.

3. Расширить знания, полученные на уроках географии об Илимском остроге.

Гипотеза: если мы будем изучать историю своего края, знакомиться с людьми, участвовавшими в её освоении, это поможет нам еще больше любить свою родину, уважать и ценить людей, которые  открывали неизведанные земли.

Объект исследования: изучение роли  Илимского острога для Камчатских экспедиций и в судьбе России.

Предмет исследования: история снабжения камчатских экспедиций Витуса Беринга Илимским острогом.

Методы исследования:

  • Информационно-поисковый: поиск фотографического материала в архивах городских библиотек, поиск необходимых документов и книг.
  • Картографический метод: изучение карт и схем путешествий.
  • Метод ИКТ. Работа с компьютерными программами Microsoft Power Point.
  • Эмпирический метод: анкетирование.
  • Аналитический метод. Проектный продукт исследования: видеоролик.

 

Глава I.

Илимский острог

Что же двигало ими, что влекло их сюда?

Может жажда наживы или горька судьба?

 Может, трудно и бедно было в отчем краю!

Или удаль лихая, поднимая в бою,

Заманила в дорогу, усадила в седло,

И отважную силу в дальний край унесло?

Русские первопроходцы впервые появились в устье реки Илим в 1627 году, когда, по всей видимости, было построено первое зимовье. Илимский острог был основан в 1630 г. казачьим атаманом Галки­ным на правом берегу р. Илим как опорный пункт дальнейшей колониза­ции северо-восточных районов Сибири, и впоследствии являлся одним из важнейших административных центров Сибири (Приложение 1).

Здесь начинался зна­менитый Илимский волок – с Илима в речной бассейн Лены (Приложение 2). Волок дей­ствовал на протяжении ХVIII-ХIХ вв. и имел огромное значение в транс­портной жизни региона. В 1647 году приказчик Григорий Демьянов зна­чительно укрепил острог, превратив его в настоящую крепость, как того требовал период обостренных отношений с местным населением. Это был пункт сохранения и переправки казенных припасов, следующих в Яку­тию, на Амур, а так же накопления пушного ясака перед отправкой в Москву. В 1648 году было образовано Илимское воеводство, подчиняв­шееся непосредственно Сибирскому приказу, воевода назначался в Москве.

В 1666 г. в Илимске временно «на приказе» воеводой был тобольский сын боярский А. Ларионов. При нем 24 июля 1666 г. весь Илимский острог сгорел. Приехавший через 3 месяца после этого новый воевода Оничков нашел на месте острога пепелище. «Приехал я, холоп твой, в Ылимской на пустое илимское городище», – писал он царю. Оничкову было велено поставить новый острог. Он подверг критике место старого острога – «местишко малое, меж высокими каменными крутыми невъезжими горами, подле ручей».  Острог был не только тесен, но и неудобен для защиты. А туземцы были беспокойны. Жить страшно. Оничков сообщает, что для строительства нового острого выбрал «угодее место на низ Илима реки за 655 сажен, луг не мал». В 1672 г. Илимский острог был переименован в город, населенный наполовину канцеляристами и казаками, с воеводским управлением.

 Очень рано в этом районе возникло пашенное земледелие, и Илимская пашня снабжала своим хлебом далекий Якутск (Приложение 4).

С развитием земледелия, развивает­ся и ремесло: в середине XVII в. в 1720-х гг. — 65 ремесленников, занимавшихся чеканным, портняж­ным, токарным, кузнечным, кожевенным, мыльным, оконничным и плотницким ремеслами. Особых успехов достигло деревообделочное мастерство.

Многие крестьяне вовсе не занимались ни охотой,  ни рыболовством, у большинства  названные промыслы не выходили и за рамки подсобного занятия. Такие крестьяне охотились «в не дальных местах, на зайцев и белок». Зато некоторая, меньшая  часть крестьян, именно зажиточная, вела добычу пушнины в крупных, так сказать, промышленных размерах.

О  количестве добываемой пушнины и рыбы никаких сведений не имеется.

По ведомости города Илимска 1769 года  «город Илимск герб имеет единственно на казенной печати: соболь, сверху звезда и под ним стрела... (Приложение 3). Оной город стоит на берегу  Илима реки, по компасу в части азин, между нордом и вестом».

По ведомости  города  Илимска 1769 года составленной по печатному образцу такой же ведомости огороде Угличе, в Илимске насчитывалось 20 улиц и переулков. Из 107 дворов были: один воеводский, 23 купеческих и посадских, 3 поповских, 5 солдатских, 38 казачьих; 10 дворов принадлежали канцелярским служителям, один – сыну боярскому.

 

Глава II.

СНАБЖЕНИЕ ПЕРВОЙ КАМЧАТСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

«Наука движется вперед,
А экспедиция ученых
Края Сибири познает».

В 1724 году русский император приступил к реализации своей давней мечты – расширению и укреплению владений в Сибири и на Дальнем Востоке, определению границ Российской империи на востоке и распространению связей и влияния на страны Азии и Северной Америки.

Почти перед самой смертью, в конце 1724 года Петр I вспомнил «…то, о чем мыслил давно и что другие дела предпринять мешали, то есть о дороге через  Ледовитое море в Китай и Индию…Не будем ли мы в исследованиях такого пути  счастливее голландцев и англичан?…». На географических чертежах начала XVIII в. Чукотка показывалась как полуостров. Следовательно, Пётр и его советники о существовании пролива между Азией и Америкой догадывались. Немедленно он составил приказ об экспедиции, начальником которой был назначен капитан I-го ранга Витус Беринг. По секретной инструкции написанной самим Петром I, Беринг должен был:

«1. Надлежит на Камчатке или в другом там месте сделать один или два бота с палубами.

2. На оных ботах возле земли, которая идет на Норд и по чаянию (понеже оной конца не знают) кажется, что та земля часть Америки.

3. И для того искать, где оная сошлась с Америкой: и чтоб доехать до какого города Европейских владений, или ежели увидят какой корабль Европейской, проведать от него, как оный мост называют, и взять на писме и самим побывать на берегу и взять подлинную ведомость и, поставя на карту, приезжать сюды».

С этого, можно сказать, началась Первая Камчатская экспедиция. Продвигаясь по Сибири, экспедиция задержалась у порогов на реке Илим.  Витус Беринг, боясь зазимовать здесь, послал «господину управителю в Илимске» письмо:

«От нас наперёд послан с указы Тобольской земской конторы гардемарин Чаплин о вспоможении пути нашего,  которые, надеемся, что давно вы получили, а по прибытию нашему к Илимскому устью 11 сего сентября, видим и слышим от людей, что с дощаниками по большой пороге пройтить невозможно, того ради извольте к нам для выгрузки дощаников прислать шесть или восемь каюков или больших лодок и разных судов, какие есть, в чём бы можно уместиться нашим припасам и дойтить до Илимска» (Приложение 5).

Появление Беринга в илимском захолустье представлялось воеводам событием из ряда вон выходящим, а сам Беринг – персоной с неограниченными полномочиями. Воевода Татаринов в своем ответе от 15 сентября подыскивал самые почтительные выражения: «Высокопревозходительнейший господин морского флота капитан, премилосердый мой государь.

27 сентября 1725г. В. Беринг и его команда прибыли в Илимск.  За все время первого пребывания Беринга в Илимске не прекращается поток бесконечных требований к воеводской канцелярии. 20 сентября поступает распоряжение Беринга о выплате хлебного жалования солдатам и рабочим его команды. В список включаются писарь, «квартирместер», адмиральский ученик ботового дела, «маштмакорской» ученик, «плотничь десятник», плотники, парусники, конопатчики, кузнец, 31 солдат, барабанщик, сержант -всего 60 человек.

Началась энергичная подготовка к дальнейшему путешествию. Нужно было за зиму построить новые суда, и Беринг официально уведомлял илимскую канцелярию, что «в предыдущию весну для отвозки провианта и материалов до Якутии и далее надлежит построить дощаники или другие суда…».

Закончив все эти неотложные дела, Беринг отправляется 13 декабря в Иркутск.

С отъездом Беринга переписка по снабжению его экспедиции не уменьшилась. Из Иркутска дают илимскому воеводе распоряжение о выдаче хлебного жалования 39 солдатам команды Беринга на весь 1726 год: муки, круп на месяц каждому солдату, а также денежного жалования.

В марте 1726 года Беринг возвращается в Илимск и возобновляет переписку по делам снабжения Камчатской экспедиции: пусть илимская канцелярия отпустит на 3 - 4 месяца хлебное жалование 110 членам его команды, пусть до ставит в Усть-Кут 51 пуд 10 фун. масла, купленного в Братском остроге, пусть заготовит веревку, пусть выдаст ему 2500 рублей денег, пусть нарядит 60 человек для сплава дощаников в Якутск.

Одновременно разные требования предъявляли помощники Беринга –  Чириков и Шпанберх. Нужно было перевезти пушки, которые весили 944 пуда, якоря и котлы, сукно, бисер, ножи, зеркала (эти предметы предназначались, видимо, для торговли с туземцами); церковных книг и сосудов набралось 23 пуда, геодезических и штурвальных инструментов – 63 пуда, медикаментов, денег, писем – 63 пуда, кроме того, более 120 пудов пеньки, 4000 сум сыромятной кожи весом 426 пудов. Весь груз составлял 3309 пудов (около 53 тонн).

В начале лета 1726 года  команда во главе с Витусом Берингом отправились в дальний путь. Среди уезжавших было много илимцев.

Как видно из приведенных материалов, Беринг пробыл в Илимске очень недолго и требования его к воеводской канцелярии оказались довольно скромными.

Но первая Камчатская экспедиция была только прелюдией ко второй экспедиции, потребовавшей от Илимского уезда, в особенности от крестьян, громадного напряжения сил.

 

Глава III.

СНАБЖЕНИЕ ВТОРОЙ КАМЧАТСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

Вернувшись в Петербург в 1730 из Первой Камчатской экспедиции, Витус Беринг представил докладные записки, в которых высказал уверенность в сравнительной близости Америки к Камчатке и в целесообразности завязывания торговли с жителями Америки. Дважды проехав через всю Сибирь, он был убеждён в том, что здесь можно добывать железную руду, соль и выращивать хлеб. Беринг выдвинул дальнейшие планы исследования северо-восточного побережья российской Азии, разведки морского пути к устью Амура и Японским островам – а также к американскому континенту.

В 1733 Берингу было поручено возглавить Вторую Камчатскую экспедицию.

Снабжение второй Камчатской экспедиции в значительной мере осуществлялось из Илимска или шло через Илимск. Казенная постановка всего дела Камчатской экспедиции обрекала как членов самой экспедиции, так и крестьян, снабжавших ее всем необходимым, на беспрерывные мучения.

Движение громадной по составу второй Камчатской экспедиции начал капитан Шпанберх со своей командой. Путь его освещен рапортами, хранящимися в Центральном государственном архиве древних авторов.

Капитан Шпанберх послал Берингу несколько рапортов с жалобами на илимскую воеводскую канцелярию и о мошеннических проделках илимских воевод. Описаны сведения о злоупотреблениях с постройкой судов. Убыток казне, по расчету Шпанберха, причинен в размере 693рублей.

Так как основная часть постоянных рабочих Камчатской экспедиции состояла из ссыльных, то Илимску часто приходилось иметь дело с их пересылкой и с ловлей беглых.

Весной 1733 года идут последние приготовления к сплаву по Лене грузов и людей Камчатской экспедиции.

Одновременно иркутская провинциальная канцелярия запрашивает – не найдутся ли в Илимске желающие «в отправляющуюся Камчатскую экспедицию капитана-командора господина Беринга поставить к Лене реке или в Якуцк ... муки ржаной 30037 пудов 1½ фунта, круп 3442 пуда 20 фунтов, сухарей 1350 пудов, масла 728 пудов 36 фунтов, гороху 1095 пудов».

Главные работы по обслуживанию судов Камчатской экспедиции, направлявшихся вниз по Лене, выполнялись ссыльными. Тяжкий труд, плохое довольствие, жестокое обращение начальства заставляли ссыльных бежать в тайгу, в безлюдные приленские дебри.

Вряд ли в лучшем положении, чем ссыльные каторжники, оказывались крестьяне и служилые люди, которых направляли на суда Беринга и Шпанберха. Немудрено, что казаки всячески уклонялись от явки в команды Камчатской экспедиции.

Тем временем в 1734 году в илимскую воеводскую канцелярию поступают все новые и новые требования. В ноябре 1734 года Шпанберху потребовались топоры, тесла, долота, скобели, 100 пудов пеньки.

Зимой 1734 года началась подготовка к сплаву 1735 года. На заготовку леса привлекаются крестьяне; со 100 душ выделялось по 2 плотника с топорами для работы на Верхоленской пристани.

О размерах судов, построенных в 1734 году для Камчатской экспеди-ции, можно судить по таблице (Приложение 6), составленной по делу о сплаве 1735 года.

  • илимскую воеводскую канцелярию направляли требования и самые высшие руководители Камчатской экспедиции и простые рядовые ее участники, вплоть до солдат, перемешивая и неотложные и вовсе несрочные, и крайне важные, и совершенно пустяковые, копеечные дела. Никто из состава Камчатской экспедиции не задумывался, что вследствие неупорядоченных и несогласованных распоряжений членов экспедиции илимская канцелярия нередко должна была разновременно выполнять однородные или одновременно – самые разнородные приказы. Неизменно из разных частей Камчатской экспедиции протягивались руки, чтоб забрать хлеб, деньги, ямщиков, дощаники, смолу, масло, канаты, служилых людей, собак. И все это делалось со ссылкой на указы свыше, иногда на «ея императорское величество».

Илимская воеводская канцелярия была на побегушках у всех начальников экспедиции. И так продолжалось 10 лет.

В 1743 году илимская воеводская канцелярия составила сводный отчет о расходах на Камчатскую экспедицию за 1733-1742 годы.

Конечно, этот отчет не мог быть полным и не все расходы отражает он в действительных величинах. Например, совершенно не учтена рабочая сила, занятая в течение 10 лет на сплаве, расходы на перевозки илимской канцелярией.

Все денежные выплаты, произведенные илимской воеводской канцелярией по распоряжению чинов Камчатской экспедиции за указанный срок, определены ею в сумме 9300 руб. 07 коп.

  • общем, 44,9% денежных выплат приходится на подводную гоньбу, 30,8% на судовое строение, 14,0% на снабжение различными припасами, 9,7% на жалование чинам экспедиции и 0,6% на какие-то мелкие расходы.
  • сумму расходов не включены выплаты, связанные с проездами профессоров Камчатской экспедиции. Кроме расходов в денежной форме, в отчете илимской воеводской канцелярии отражен отпуск Камчатской экспедиции разных припасов в натуре.

Всего выдано и сплавлено хлеба в разных видах около 1600 тонн. Из указанного количества сплавлено муки 1234 тоны, крупы 127 тонн, отдано крестьянами своего хлеба вместо перевозки 46 тонн. Остальное падает на купленный хлеб, на солод, семена, сухари и хлеб в зерне.

 За то же время отправлено в Якутск соли 117 тонн. Илимская воеводская канцелярия оценила (не полностью) расходы на экспедицию в 15786 рублей.

Главная тяжесть содержания Камчатской экспедиции пала, разумеется, на крестьян. Они поста вили многие десятки тысяч пудов хлеба, они осуществили все сухопутные перевозки в пределах Илимского уезда, они дали главную часть рабочей силы на сплав.

 

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ОПРОС

Чтобы определить, знают ли участники и учителя нашей школы, есть ли какая-нибудь взаимосвязь между Илимским острогом и Витусом Берингом я провела опрос. Участникам опроса было предложено ответить на следующие вопросы (варианты ответов указаны в скобках).

Вопросы:

  1. Знаете ли вы кто такой Витус Беринг? (Мореплаватель, офицер русского флота, капитан-командор).
  2. Кто руководил первой и второй Камчатской экспедицией? (Витус Беринг).
  3. Останавливались ли Камчатские экспедиции в Илимском остроге?

1.Да
2.Нет
3. Затрудняюсь ответить

   В опросе приняли участие 326 человек из  МАОУ СОШ № 5. По результатам опроса были выявлены следующие результаты:

На первый вопрос 32% опрошенных ответили, что Витус Беринг мореплаватель, 28% - исследователь-путешественник,  18% - географ, 12% - учёный, 10% - биолог. На второй вопрос 29% опрошенных ответили, что руководил первой и второй Камчатской экспедицией Витус Беринг, 26% - Пётр I, 11 % - М. П. Лазарев, 4% - Марко Поло, 27% - не знают. На третий  вопрос 41 %  опрошенных ответили «да»,  22% - ответили «нет», 19% - затрудняются ответить.

 

Заключение

Огромную роль в познании природы России и развитии отечественной географии сыграл маленький уездный городок под названием Илимск. На протяжении десяти лет Илимск являлся основной базой Камчатской экспедиции, а илимский пашенный крестьянин – невольным участником и  главной ее силой. 

Экспедиция действовала на крепостнических началах, и она неизбежно должна была подорвать эту основную силу, углубить упадок крестьянского хозяйства в неурожайные годы и таким образом сделать невозможным продолжение великих научных работ. Не придворные интриги, как это иногда изображается историками, а глубокий упадок крестьянского хозяйства Восточной Сибири и последовавшие голодовки, вызванные Камчатской экспедицией, прервали ее работу.

Всего за два года поступило 79 требований от 17 учреждений и отдельных лиц. По всем 79 требованиям илимская воеводская канцелярия заводила сложную переписку и по мере своих сил выполняла их.

Ни многочисленные начальники камчатской экспедиции, ни воеводская канцелярия не замечали, тяжело или легко приходилось илимскому крестьянину и служилому человеку выполнять все эти требования. Удобно ли или затруднительно, хорошо или плохо крестьянину – такого вопроса не существовало.

Раз что-нибудь требовалось Камчатской экспедиции, то, значит, это было необходимо Родине! Таким образом,  деятельность города Илимска за время его существования была очень значима для страны и ее народа.